Navigation

«Шпионка с крепким телом…»

Ильзе Штёбе докладывала в Москву еще в феврале 1941 года, что «…война с Россией начнется еще в этом году». wikipedia.com

В июне этого года в свет вышла книга, раскрывающая еще одну страницу противостояния советской и германской разведок в Европе накануне Второй мировой войны. Швейцария в лице члена правительства кантона Тургау и главного редактора либеральной газеты «Тургауэр Цайтунг» Рудольфа Хубера, влюбившегося в культовую советскую разведчицу Ильзе Штёбе, сыграла в этом эпизоде самую непосредственную роль.

Этот контент был опубликован 21 июня 2013 года - 11:00
swissinfo.ch

Нынешнее поколение потомков Р. Хубера, вспоминает об этом эпизоде без особенного восторга. Многие из них даже считают, что такого не могло быть, потому что это просто… невозможно.

И в самом деле, история, на первый взгляд, выглядит абсурдно: член правительства кантона Тургау и главный редактор газеты «Тургауэр Цайтунг» Рудольф Хубер (Rudolf Huber) влюбился в советскую шпионку Ильзе Штёбе (Ilse Stöbe, 1911-1942) и в 1940 году отписал ей в завещании все свое состояние. Судьба этой разведчицы, правда, незавидна, и долго пользоваться полученным капиталом ей не удалось: в 1942 году она была разоблачена германской контрразведкой и казнена.

А между тем Рудольф Хубер был в Швейцарии, и в частности, в кантоне Тургау, отнюдь не последней личностью. Сам он был, как уже упоминалось, членом правительства этого кантона от партии либералов (FDP). Его отец был депутатом Совета кантонов (малой палаты федерального парламента Швейцарии) от этой же партии.

Кузен Ханс Хубер, позже также издатель газеты «Тургауэр Цайтунг», был в момент описываемых событий полковником швейцарского генерального штаба и руководителем отдела Генштаба, занимавшегося пропагандой и агитацией («Sektion Heer und Haus», прямой аналог – советский «ГлавПУР» или «Главное военно-политическое управление Вооруженных Сил СССР»).

Что касается газеты «Тургауэр Цайтунг», то семейство Хуберов владело ею на протяжении пяти поколений, и только в 2005 году им было принято решение продать газету цюрихскому издательскому концерну «Tamedia». Газета была основана в 1798 году и всегда преследовала цель защищать и продвигать «патриотические, либеральные, республиканские ценности и добродетели». Понятно, что эпизод с участием коммунистической шпионки в эту канву как-то не укладывается.

Книга и автор

Книга  «Ильзе Штёбе: снова в строю» (оригинальное название "Ilse Stöbe: Wieder im Amt") вышла в июне 2013 года в издательстве «VSA-Verlag». 

Историк Ханс Коппи (Hans Coppi, род. 1942), сын казненных членов группы антинацистского сопротивления «Красная Капелла» Ганса и Хильды Коппи (Hans und Hilde Coppi).

  

Специализируется на истории антинацистского сопротивления в Германии.

Сотрудник мемориального комплекса «Gedenkstätte Deutscher Widerstand», председатель «Берлинского объединения жертв преследований со стороны нацистского режима» («Berliner Vereinigung der Verfolgten des Naziregimes» - «VVN-BdA»).

End of insertion

Влюбленный редактор

А все началось в 1936 году, во время Олимпийских игр в Берлине, которые Р. Хубер посетил по приглашению швейцарского посольства в Германии. Там-то и пересеклись его пути с дорогами Ильзе Штёбе, молодой и привлекательной журналистки. Ему было 38, ей – 25.

Прошло совсем немного времени и влюбленный главный редактор сделал И. Штёбе варшавской корреспонденткой газеты «Тургауэр Цайтунг». В октябре 1936 года она впервые посетила Р. Хубера в Швейцарии. В 1937 году она провела во Фрауэнфельде три месяца кряду. Не исключено, что пара стояла на пороге заключения брака.

О том, как на самом деле протекала их совместная жизнь, можно узнать, например, из письма, написанного уже осужденной на смерть И. Штёбе своему тогдашнему спутнику жизни Карлу Хельфриху (Carl Helfrich): «До тебя… мужчин у меня не было. Руди Хубер был с самого рождения своего импотент. Он сам рассказал мне об этом в ответ на мой вопрос, почему он постоянно увиливает от вопроса заключения брака. Как бы протекал наш брак – я не знаю… »

Впрочем, в этом же письме она подчеркивает, что перспектива отсутствия физической близости в браке ее в целом устраивала, а все потому, что ее «самый первый раз» был в высшей степени неудачен и обернулся глубочайшей психической травмой.

При этом ее страх перед близостью отлично сочетался с импотенцией Р. Хубера, обстоятельство, которое во многом компенсировалось возникшей со временем глубокой взаимной симпатией. Это подтверждается и содержанием уже процитированного письма, из которого следует, что смерть Р. Хубера стала для И. Штёбе серьезным душевным ударом.

Ближайшее окружение швейцарского политика и журналиста с недоверием относилось к этой связи. Некоторые прямо предупреждали Р. Хубера о том, что есть слухи, в соответствии с которыми И. Штёбе является советским агентом. Однако Хубер уже тогда был довольно больным человеком, и на все эти предупреждения он внимания не обращал.

Лев Бронин

Бронин (наст. фам. Лихтенштейн) Яков Григорьевич. Родился в Латвии в 1900 г., вступил в ВКП(б) в 1920 г. 

В 1920-1923 гг. работал в армейской прессе, был начальником Бюро печати Политуправления РККА. Окончил в 1930 г. историко-партийное отделение Института красной профессуры. 

Резидент в Германии (1930-1933) и в Шанхае (1933-1935). В конце 1935 арестован китайской контрразведкой, приговорен к 15-ти годам тюрьмы, но в 1937 г. обменян на старшего сына Чан Кайши. С 1938 г. в аппарате Разведуправления РККА, бригадный комиссар. В 1939 арестован, вскоре освобожден.

Старший преподаватель по агентурной разведке Высшей специальной школы Генерального штаба (1940-1941), преподаватель Военной Академии Генштаба (1941-1945). Арестован в 1949 в связи с делом «Еврейского антифашистского комитета», приговорен к десяти годам заключения.

Досрочно освобожден в 1955. Реабилитирован, восстановлен в партии и в воинском звании. Работал в ИМЭМО АН СССР. Автор книги "Я знал Зорге" (1964 г., под  псевдонимом Я. Горев). В 1968 защитил диссертацию о Шарле де Голле. Умер в сентябре 1984 г. в Москве.

End of insertion

Азы разведки

А между тем, советская разведка в лице Якова Бронина (1900 – 1984), сотрудника Разведупра РККА в Германии (1930 – 1933), завербовала 21-летнюю И. Штёбе, которая всегда симпатизировала коммунистам, еще в 1931 году.

Я. Бронин обучил ее азам агентурной и разведывательной работы и присвоил ей кодовое имя «Arnim». В тот момент И. Штёбе работала секретаршей в газете «Berliner Tageblatt», имея доступ к информации под грифом ДСП ("для служебного пользования"). Она регулярно копировала такие сведения и передавала их дальше в руки Советов.

Немецкий историк Ханс Коппи (Hans Coppi junior, род. 1942) пишет в своей книге «Ilse Stöbe: wieder im Amt» («Ильзе Штёбе: снова в строю»): «Поначалу она совершенно не представляла себя в качестве шпионки. Сбор информации под грифом ДСП она, скорее всего, рассматривала в качестве «нелегальной работы» в легальных условиях, которые, однако, в период укрепления коричневого движения, становились все более призрачными».

С 1933 по 1939 гг. И. Штёбе работает в Варшаве. Она пишет для многих изданий, включая «Нойе Цюрхер Цайтунг» («NZZ»)  и «Тургауэр Цайтунг». Пыталась она завязать контакты и с журналом «Weltwoche», но ее отвергли. Параллельно она активно сотрудничала с советской внешней разведкой.

Скрываясь под псевдонимом «Alta», она писала подробные доклады на тему внешне- и внутриполитического положения Германии и Западной Европы, которые в Москве расценивались как «как правило, весьма ценные». Однако в контактах с внешним миром она старательно поддерживала свой «добродетельный буржуазный» образ, в том числе и во время ее визитов в Швейцарию.

AFP

«Моя законная супруга»

7 января 1940 года на своей вилле в г. Орселина (Orselina), кантон Тичино, скончался Р. Хубер. Причина – почечная недостаточность.

В его завещании, обращенном в адрес его трёх сестер, содержались, кроме всего прочего, и такие строки: «Война и болезнь не дали нам пожениться. Я был бы признателен, если бы (вы) к ней относились как персоне, бывшей моей законной супругой. Отношения, которые поддерживали мы с Ильзой, были настолько чисты и беспорочны, что вам можно не опасаться рассматривать ее как свою собственную сестру».

На основании этого завещания И. Штёбе отошли не только акции издательства «Huber-Verlag», но и все состояние Р. Хубера, частью которого были квартира в г. Фрауэнфельд и земельный участок с дачей на берегу Боденского озера у г. Манненбах (Mannenbach) площадью 1 700 квадратных метров. Издательство «Huber-Verlag» И. Штёбе тут же продала обратно семье Хуберов, вывезя, правда, из помещений и офисов всю мебель.

Несмотря на это, род Хуберов отказался рассматривать Ильзе Штёбе «как свою собственную сестру». В феврале 1940 года полиция кантона Цюрих задержала и допросила ее в связи с наличием информации о возможной шпионской деятельности, которой занималась немецкая журналистка. После допроса ее отпустили, но установили плотную слежку. Не исключено, что полиция обратила внимания на И. Штёбе по наводке самой семьи Хуберов.

В ее защиту выступили ведущий редактор газеты «NZZ» Отто Герман (Otto Germann) и Феликс фон Шумахер (Felix von Schumacher), племянник издателя и главного редактора журнала «Weltwoche» Карла фон Шумахера. Руководство же газеты «Тургауэр Цайтунг» выступило против Ильзе Штёбе, представив властям список «подозрительных лиц», с которыми она, якобы, общалась в Берлине. К этому моменту И. Штёбе уже лично познакомилась и с Феликсом фон Шумахером.

В 1939 году «Тургауэр Цайтунг» была официально запрещена в Германии, что привело к значительному падению ее тиража. Причины запрета были очевидны: газета активно отстаивала и пропагандировала независимость Швейцарии перед лицом германской угрозы и подчеркивала готовность Конфедерации всеми силами сопротивляться возможной агрессии.

Во всех подробностях

К этому моменту Ильзе Штёбе уже работала в германском МИД в Берлине, получив доступ к важнейшей информации. Так, в своем докладе в Москву 28 февраля 1941 года она писала: «Информированные военные круги придерживаются, как и прежде, мнения – и тут нет никаких сомнений – что война с Россией начнется еще в этом году. Подготовка (к войне) продвинулась уже довольно далеко».

То, как должно состояться нападение Германии на СССР, она описывала во всех подробностях. Вот только Сталин вел свою собственную игру, не обратив внимания на сообщения агента «Alta» и других советских шпионов в Германии.

12 сентября 1942 года гестапо арестовало Ильзе Штёбе вместе с Карлом Хельфрихом в ее берлинской квартире по адресу «Ahornallee 48 Berlin-Westend», а 22 декабря того же года она была казнена на гильотине берлинской тюрьмы «Плётцензее» вместе с другими членами подпольной группы сопротивления «Rote Kapelle».

Все принадлежавшие ей активы, в том числе и наследство Р. Хубера, были конфискованы нацистским режимом. Тот факт, что ей принадлежала еще и дача на швейцарском берегу Боденского озера, остался, как видно, в тайне. Этот дом перешел потом к ее мужу Карлу Хельфриху (1906-1960), которому удалось выжить.

Казнь Ильзе Штёбе была упомянута в Швейцарии только один раз, в сообщении базельской газеты «National-Zeitung» от 15 апреля 1943 года.  С тех пор это имя в Конфедерации больше не упоминалось, вплоть до последнего времени. В ГДР же оно стало основой целого культа, а в российской разведке Ильзе Штёбе до сих пор принадлежит к пантеону выдающихся героев.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?