Navigation

Культура

#LocarnoCloseup: киносмотр Локарно крупным планом

Рай для любителей кино. Что отличает Локарно от других фестивалей?

Этот контент был опубликован 14 августа 2021 года - 17:36

Прошлый 2020-й стал единственным годом в долгой истории кинофестиваля в Локарно, когда он не проводился. В августе 20021 года был проведен его уже 74-й выпуск. Многие завсегдатаи, возможно, и в этом году не приедут сюда из-за ограничений на поездки, но те любители кино, которые уже добрались-таки до Локарно, могут рассчитывать на увлекательный марафон: около 200 фильмов будут показаны в течение 10 дней в городе, полностью захваченном синефилами.

Кинофестиваль позиционирует себя как «место, посвященное открытию кино завтрашнего дня». Пятнадцать фильмов, представленных в этом году на Concorso Cineasti del presente – конкурсном показе современных фильмов, прибыли из самых разных стран: от Аргентины до Грузии и от Боснии до Туниса. Это пестрая коллекцию, способная произвести неизгладимое впечатление на гостей фестиваля и на киноиндустрию в целом.

Еще в 2018 году фестиваль обязался достичь гендерного паритета, но и в 2021 году, ему, похоже, далеко до этой цели: пока что две трети представленных фильмов сделаны режиссерами-мужчинами. Однако в разделе Concorso Cineasti del presente, где собраны полнометражные картины начинающих режиссеров, которые выпустили пока только один или два фильма,  60% фильмов снято женщинами!

Среди них особенно хочется выделить три фильма, режиссерами которых стали женщины. Во всех фильмах авторы с пристальным и сочувственным вниманием нацелены на своих молодых героев, которые борются с режимом, с чужими ожиданиям или с отсутствием возможностей.

Это картины «Мои братья видят сны наяву» (My Brothers Dream Awake), «Никто не остался с телятами» (No One’s With the Calves) и «Святая Эми» (Holy Emy). При скупой и сдержанной событийности картины отличаются глубокой эмоциональностью повествования и заметным желанием авторов фильмов заглянуть в светлое и чистое будущее.

Новый директор фестиваля Джона Надзаро в первый же день заявил на встрече с критиками: «В этом году цель у меня такая: давайте начнем все сначала и постараемся получить удовольствие! Веселиться – это не преступление«». В этом году для Надзаро многое поставлено на карту. Он вступает в должность в сложный момент, когда фестиваль делает смелый шаг к возобновлению работы в полном очном режиме, придерживаясь при этом мер безопасности в связи с Covid-19.

Еще один мощный противник для него – очень неустойчивая погода, которая угрожает сеансам под открытым небом на площади Пьяцца Гранде.⁠ Но зрители вернулись, пусть их и не так много, как прежде. В Локарно собрались пока что в основном жители соседних стран (Франции, Италии и Германии); посетители из более дальних стран в этом году в основном отсутствуют из-за ограничений на поездки в связи с пандемией.⁠ И погода пока благоприятствует, солнце выглянуло в первый же день фестиваля, помогая Надзаро выполнить его главную цель.

Кинофестиваль Локарно, похоже, кроме того, компенсирует шестилетний период без российских фильмов в этом международном киноконкурсе сразу двумя картинами: «Медея» Александра Зельдовича и «Герда» Натальи Кудряшовой. Сценарий к фильму «Медея» Александр Зельдович закончил писать в 2016 году, но сама картина была готова только десять дней назад — как раз к началу международного кинофестиваля в Локарно. Это не редкость для авторов так называемых «артхаусных фильмов» — хотя А. Зельдович говорит, что ему не нравится этот термин — и вполне уместно для режиссера, которому обычно требуется десять лет, чтобы выпустить новый фильм. «Потому что на это нужно много времени, а время — это деньги», — сказал он в интервью swissinfo.ch.⁠

«Медея», как следует из названия, это воссоздание классической греческой трагедии, перенесенное в наши дни и лишь частично происходящее в России; большая часть истории разворачивается в Израиле. Именно туда переезжают главные герои - русский еврей-миллиардер и его спутница жизни.⁠ Фильм «Медея» стал возможен благодаря Kinoprime - кинофонду, созданному российским миллиардером Романом Абрамовичем (также владельцем футбольного клуба «Челси»). Практически все российские фильмы, которые вы видите на международных фестивалях, никогда бы не появились без финансирования «Кинопрайма», говорит А. Зельдович.⁠

Хотя киноиндустрия в России сейчас переживает бум, а местные фильмы конкурируют в прокате с американскими блокбастерами, государственное финансирование все еще остается сложной задачей.⁠ Продюсеры, создатели фильмов и художники обычно говорят, что в путинской России нет цензуры. Вы просто должны придерживаться основных правил, определенных министерством культуры, — подытожил А. Зельдович: «Не затрагивайте политические темы, вообще-то лучше их избегать. Исторические темы являются щекотливыми, религиозные темы тоже, а также секс и, конечно, гомосексуализм. Помимо этого, вы можете делать все что угодно».⁠

Впрочем, Александр Зельдович напомнил, что госфинансирование на Западе работает точно по такому же принципу, только наоборот: нужно делать фильмы политически корректные, гендерно сбалансированные и так далее. В культурной политике иногда 1 + 1 = 3. ⁠Фильм «Герда» — мрачная и поэтичная драма о молодой студентке-социологе из безымянного провинциального городка, которая вынуждена работать стриптизершей, чтобы содержать свою психически больную мать. Кроме того, немало хлопот доставляет ей жестокий отец-алкоголик.

Наталья Кудряшова отметила, что действие фильма может происходить в любое время после распада Советского Союза. «Нельзя сказать, происходит ли действие в 1990-х, 2000-х, 2010-х или 2020-х годах». Портал SWI swissinfo.ch побывал на ее пресс-конференции, задав ей вопрос: каков выход из безнадежности, насилия и бессилия, в которых сегодня пребывает Россия? Ответ ее можно увидеть в этом видео.

«Изменились только Москва и Санкт-Петербург», — добавляет она. «Остальная часть страны осталась вне времени. На самом деле, провинция остается вне времени со времен "Трех сестер" Чехова, пьесы, написанной в 1900 году. В провинции люди не знают, что живут в 2020-х годах, и именно там боль глубже. Мы видели много боли в провинции во время съемок фильма. Но я верю, что боль – это самая большая сила для освобождения души».

Локарно называют еще самым престижным международным кинофестивалем в Швейцарии. Он проводится с 1946 года и рассматривается в мире кино как «самый маленький среди самых больших», наравне с Каннами, Берлином и Венецией. Что отличает Локарно от этих больших фестивалей? Прежде всего Локарно — это не тусовка звезд. Пресса, которая пишет о знаменитостях, здесь практически не представлена. Конечно, здесь всегда будет несколько громких имен, но обычно эти звезды отличаются необычными взглядами на киноиндустрию и политику. На последнем фестивале в 2019 году почетный гость, американский режиссер Джон Уотерс (John Waters), взбудоражил общественность своим хулиганским взглядом на секс и пригород в сатирической комедии «Грязный стыд».

В этом году это Джон Лэндис (John Landis), режиссер, который возродил американскую комедию и дал старт карьерам многих бессмертных знаменитостей, таких как Джон Белуши и Дэн Эйкройд («Братья Блюз», 1982) или Эдди Мерфи. Это не совсем те киноперсоны, которых мы видим на страницах таблоидов. Гостей в Локарно приглашают из-за их фильмов и искусства, а не из-за звездной пыли, которую они приносят на фестиваль.

Наркотики — постоянная тема практически во всех картинах Гаспара Ноэ, и его новый фильм Vortex не исключение. Но на этот раз наркотический транс — это не психоделические вечеринки и переживания, а погружение в дряхлость, в разложение тела, в злоупотребление лекарствами и смерть.⁠ В фильме нет ни единого намека на Covid-19, но аргентинский режиссер, живущий в Париже, сказал журналистам в Локарно, что именно пандемия стала его основной мотивацией для создания фильма, который также во время нее и снимался.⁠

«Это был самый кошмарный опыт съемок в моей жизни», — сказал он. «Нам пришлось втиснуть съемочную группу в крошечное пространство, в масках и с инспектором по коронавирусной безопасности, который все время ходил за нами по пятам.⁠ Пожилая пара пытается придерживаться своего распорядка дня по мере того, как ухудшается их здоровье — у мужа развивается сердечная недостаточность, а у жены - болезнь Альцгеймера. Весь фильм идет на разделенном экране, и на каждой половине рассказывается история разных персонажей, даже когда они находятся в одном пространстве».⁠

Это, безусловно, не самый радостный опыт в кино, но импровизированная игра Дарио Ардженто и Франсуазы Лебрюн (Гаспар Ноэ начал со сценария всего из трех страниц) делает из приближающейся смерти реальную жизнь.⁠

Второе отличие заключается в том, что сам город Локарно как раз подходит по размеру и всей своей сущности для кинофестиваля. Это древнее поселение (признаки присутствия человека здесь были обнаружены еще в 14 веке до нашей эры) насчитывает всего около 15 тысяч жителей (55 тысяч, если добавить окрестности), проживающих на площади менее пяти квадратных километров. Это очень уютная среда, которая полностью заражена кинолихорадкой, создавая впечатление, что фестиваль – единственное шоу в городе. С другой стороны, в Каннах, Берлине и Венеции во время проведения фестивалей городская жизнь идет своим чередом.

В этом году в официальную программу кинофестиваля в Локарно попали три скандинавских фильма: комедия в жанре экшн и два документальных фильма. Ленты эти довольно сильно отличаются друг от друга, но зато все они занимают недвусмысленно четкую позицию по самым актуальным этическим вопросам современности. И хотя эти фильмы, возможно, не являются самыми изысканными и совершенными с художественной точки зрения, да и самыми кинематографически амбициозными на фестивале они тоже не стали, все равно они выделяются как раз тем, что затрагивают актуальные социальные проблемы и выступают за гендерное разнообразие и свободу слова, не прикрываясь при этом громкими именами актеров или режиссеров или же причудливыми монтажными трюками. 

Комедия Leynilögga (Cop Secret) исландского режиссера Ханнеса Тора Халльдорссона (Hannes Thór Halldórsson) — это единственный такой фильм, претендующий на получение «Золотого леопарда», но и два других фильма «скандинавской группы», не идущих в основном конкурсе, не менее политически актуальны и злободневны. В фильме «Как убить облако» (How to Kill a Cloud) режиссер Туйя Халттунен (Tuija Halttunen) рассказывает нам историю финского ученого, которого командируют в Объединенные Арабские Эмираты, с тем чтобы вызвать дождь в пустыне. А фильм Евгении Останиной «Расторгуев» (совместное российско-норвежское производство) рассказывает о жизни российского режиссера Александра Расторгуева, убитого в Центральноафриканской Республике в 2018 году.

Наконец, Локарно всегда позиционировал себя как привилегированная платформа для артхаусного кино. Поскольку этот фестиваль самый маленький среди самых больших, было бы самоубийством соревноваться за самые громкие премьеры в индустрии (большинство режиссеров или продюсеров предпочли бы запустить свой фильм в Каннах). Вместо этого в Локарно всегда ищут самое необычное кино. Это те фильмы, которые вы вряд ли увидите где-либо, которые, скорее всего, будут идти несколько недель в артхаусном кинотеатре, хотя они и могут понравиться зрителям.

Романтический экшн-фильм Vengeance Is Mine, All Others Pay Cash («Аз воздам, а остальные заплатят налом») завоевал Гран-при 74-го кинофестиваля в Локарно. Хитро закрученное название фильма из Индонезии невольно напоминает нам о подростковых боевых комедиях с Бадом Спенсером и Терренсом Хиллом. 

В своей победной ленте 43-летний режиссер из Индонезии, который называет себя просто Эдвин, рассказывает нам историю женщины и мужчины, которые, ну почти как «Мистер и Миссис Смит», сталкиваются на большой жизненной дороге, будучи профессиональными бандитами и убийцами. Схватка почти в стиле великого «Рейда», снятая в карьере каменоломни, заканчивается их великой любовью.

Посмотрев во время киномарафона в Локарно все 29 конкурсных фильмов, мы смогли выделить одну, но пламенную тему, объединившую все эти ленты: этой темой стала сверхъестественная мистика с уклоном в религию и фэнтези. Что это: симптомы (пост?)пандемического экзистенциализма и эскапизма?

Журналисты SWI swissinfo.ch находились на месте событий. Бразильско-швейцарский журналист и критик Эдуардо Симантоб вместе с итальянским видеожурналистом мозамбикского происхождения Карло Пизани присоединились к так называемой Академии критики (Critics AcademyВнешняя ссылка): каждый год фестиваль отбирает десять молодых кино- и медиакритиков со всего мира для интенсивного погружения в мир кино. В этом году они представляют Вьетнам, Румынию, Венгрию, Бразилию, Чили, Доминиканскую Республику, Великобританию и Швейцарию. В этом досье (а также на наших страницах в Instagram и Facebook) вы можете знакомиться с материалами, подготовленными Академией критиков в предыдущие годы, и следить за хэштегом #LocarnoCloseup.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.