Navigation

«Республики бывшего СССР опасаются влияния исламистских группировок»

Боевик Талибана у ворот президентского дворца в Кабуле, понедельник, 16 августа 2021 года. Copyright 2021 The Associated Press. All Rights Reserved.

Заранее объявленное завершение миссии США в Афганистане привело к хаосу, захвату Кабула талибами и к бегству президента Ашрафа Гани за границу. Ситуацию комментирует швейцарский этнолог и эксперт по Афганистану Пьер Сентливр (Pierre Centlivres).

Этот контент был опубликован 18 августа 2021 года - 07:00

Перевод с немецкого: Игорь Петров.

США начали в Афганистане «войну с террором» на фоне потрясения от терактов 11 сентября 2001 года. Самая первая крупная военная операция была направлена против афганских опорных пунктов Аль-Каиды под руководством Усамы бен Ладена и против правительства Талибана, правившего тогда Афганистаном начиная с 1996 года. Операция была проведена в сотрудничестве с афганцами Северного альянса под командованием Ахмад Шаха Масуда и при поддержке НАТО, что привело к отстранению талибов от власти.

В дополнение к военным операциям, которые официально прекратились в 2003 году, США и их союзники начали процесс «национального строительства» с целью заложить в Афганистане основы дееспособного демократического государства. Минимальный прогресс, которого удалось достичь, особенно в области эмансипации женщин, теперь находится под угрозой из-за вероятного возвращения страны к правлению по исламским законам в экстремистской интерпретации Талибана.

Пьер Сентливр (Pierre CentlivresВнешняя ссылка), ведущий сотрудник Института этнологии (Institut d'ethnologie) в Невшателе, посвятил Афганистану большую часть своих научных исследований.

Пьер Сентливр и Мишлин Сентливр-Дюмон на презентации их монографии Revoir Kaboul в 2007 году. Editions ZOE

Вместе со своей супругой Мишлин Сентливр-Дюмон (Micheline Centlivres-Demont), тоже этнологом, он опубликовал рад монографических исследований, которые дают читателю представление о социально-политической и экономической ситуации в Афганистане, а также об особенностях менталитета афганского народа, которые, похоже, в значительной степени ускользнули от внимания Вашингтона и его союзников.

swissinfo.ch: Было ли поражение США и НАТО в Афганистане неизбежным?

Пьер Сентливр: Целям США и НАТО не хватало ясности. О чем шла речь: о борьбе с терроризмом и о поимке бен Ладена, или же о построении демократического государства? Эти очень разные аспекты были в ходе операции в Афганистане перемешаны друг с другом. После терактов 11 сентября США потребовали от Талибана выдать им У. бен Ладена, на что талибы ответили отказом. Такая негативная реакция и стала первоначальной причиной американской интервенции.

Будь то на военном или гражданском уровне, факт состоит в том, что эта 20-летняя интервенция, похоже, потерпела полный катастрофический провал. По каким причинам?

На мой взгляд, тут есть несколько причин. Во-первых, военная операция США была основана на ложных предпосылках и на неадекватном анализе ситуации, о чем свидетельствуют цели, которые ставил перед собой Вашингтон.

Во-вторых, потерпела неудачу и борьба с талибами, которые медленно, но верно перегруппировывались и снова вставали на ноги начиная с 2003 г. Но всем этим неудачам также способствовали и чрезвычайно серьезные недостатки, которыми страдали все афганские правительства, включая и губернаторов провинций.

В ближнем круге последнего правительства существовали большие разногласия между министрами, а также между президентом Ашрафом Гани и Абдуллой Абдуллой, его соперником на последних президентских выборах. Разногласия эти существовали на фоне массово распространенной коррупции.

Назначенные президентом чиновники, особенно губернаторы или полицейские начальники в провинциях, предполагали, что их должности станут для них источником дохода, что они будут «кормиться» за счет эксплуатации своих официальных административных функций.

Афганская армия практически не оказала сопротивления последнему наступлению талибов. Чем это можно объяснить?

Коррупция ведь разлагает и армию. Многие солдаты не получали зарплату просто потому, что их жалованье прикарманивали их офицеры. А численность боевых подразделений постоянно преувеличивалась, чтобы собрать деньги с США на «оснащение» этих призрачных частей. Многие солдаты правительственной армии чувствовали себя «неуютно» при мысли о том, с кем они должны были бы воевать. 

Это ведь были их соотечественники, которые в целом разделяют их убеждения и их исламскую веру — и «виноваты» они только в том, что выступают против правительства в Кабуле. Поэтому афганский правительственный солдат часто говорил себе: а почему я должен буду воевать против моих братьев, таких же мусульман, как и я?

Какова доля ответственности международных неправительственных организаций (НПО) за этот провал?

В Афганистане работало очень большое количество НПО из западных стран, а также и из арабских государств. Многие из них проделали там хорошую работу, построив дороги, больницы, школы, учебные центры и т.д. Многие, однако, так успеха и не добились. Не удавалось надлежащим образом координировать их программы. 

Закачав в страну много денег и объективно принеся много пользы, они, сами того не желая, также стали источником и причиной коррупции. Несмотря на все это, их вклад не был только отрицательным. Сегодняшний Афганистан уже нельзя сравнивать с Афганистаном 1990-х годов. Достигнуто было очень многое.

Талибы говорят, что теперь они вернули себе «законную власть». Можем ли мы сейчас ожидать прекращения боевых действий или же нас опять ожидает гражданская война, как это произошло после ухода из Афганистана Советского Союза?

Талибы хотят добиться международного уважения и они не хотели бы злить своих соседей. Но я не думаю, что в этой стране в одночасье воцарятся мир и гармония. Можно предположить, что некоторые регионы, например центрально-афганские провинции Хазараджат или Панджшерское ущелье, не сразу будут реально подчинены талибам. 

Кроме того, не следует забывать, что в стране претендуют на власть не только талибы. На стороне крайних исламистов есть и другие группировки, которые укрепились в Афганистане, и они также могут начать военные действия против режима талибов. Более того, в самом движении Талибан существуют люди со своим «особым мнением». Есть и другие полевые командиры, которые просто так тоже не сдадутся. 

«Швейцарская солидарность» (Glückskette) и пожертвования для Афганистана

Захват власти талибами в Афганистане вверг в и без того испытывающую трудности страну в новый гуманитарный кризис. Фонд «Швейцарская солидарность» (Glückskette) призывает всех к пожертвованиям с целью финансирования проектов по оказания жизненно важной помощи на местах и в соседних странах, там, где ищут убежища наиболее уязвимые граждане этой страны. 

Уже более 400 000 афганцев бежали от талибов, став внутренними беженцами. Из-за засухи, боевых действий и пандемии коронавируса 9,1 миллиона человек находятся под угрозой голода. Это число будет стремительно расти. У фонда «Швейцарская солидарность» есть два основных партнера по работе в Афганистане: фонды Fondation Terre des hommes и Medair, которые обеспечивают снабжение продуктами питания и медицинским обслуживанием наиболее нуждающихся. 

Кроме того, «Швейцарская солидарность» сотрудничает с такими гуманитарными структурами, как «Врачи без границ» и «Гельветас», а также с Международным комитетом Красного Креста (МККК). «Швейцарская солидарность» также будет поддерживать гуманитарные проекты в соседних с Афганистаном странах — например, в Таджикистане, Узбекистане и Пакистане.

Поэтому фонд призывает всех делать пожертвования, которые можно осуществить непосредственно на сайте www.glueckskette.chВнешняя ссылка или же можно перевести деньги на счет 10-15 000-6 с пометкой «Afghanistan». «Швейцарская солидарность» — это независимый фонд, созданный швейцарским общественным (негосударственным) медиа-холдингом SRG SSR, автономным подразделением которого является сайт швейцарского иновещания на 10 языках SWI Swissinfo.

End of insertion

В последние месяцы некоторые представители гражданского общества, сформировавшегося в Афганистане за последние 20 лет, уже были убиты боевиками Талибана. Следует ли опасаться того, что это только начало? 

Если вспомнить режим, установленный талибами в стране начиная с 1996 года, то ничего хорошего в нем не было: они ввели запреты на музыку и фотографию, ограничили интернет, женщинам разрешалось выходить из дома только в сопровождении мужчины и только в хиджабе, школы для девочек были закрыты и т.д. Существует опасность, что мы снова увидим восстановление подобного режима. Талибан даже ввел тогда «желтую метку» для этнических индусов, но эта мера была потом отменена из-за всеобщего международного возмущения.

Построить современное и устойчивое государство Афганистан пытался начиная с 1970-х годов, но все эти попытки кончались провалом. Является ли эта неспособность создать нормальное общество также одной из причин нестабильности, насилия и войн, от которых страна страдает уже более 40 лет?

Сложный вопрос. В Афганистане существуют весомые факторы, которые раскалывают страну и затрудняют построение современного социума. В частности, все последние конституции страны были чрезмерно централизованными, в то время как афганские регионы традиционно стремятся к большей автономии. 

Я также думаю, что там существуют противоречия, в том числе между сторонниками разного толкования того, что есть исламский образ жизни, причем не только среди талибов - есть противоречия и между приверженцами более сильного и более слабого центрального правительства, нет и единства насчет того, как должна действовать судебная система и насколько независимой она должна быть от законов шариата. Таким образом, существуют определенные линии разлома между регионами и племенами, с одной стороны, и централизованной государственной логикой — с другой.

Смогут ли соседи Афганистана поспособствовать мирному урегулированию в этой стране или, наоборот, они начнут только разжигать там политическое соперничество и подливать масла в огонь социальных антагонизмов?

Пакистан оказывал всегда мощную скрытую поддержку талибам и поощрял их продвижение. Исламабад ведь также очень хотел бы развести Афганистан и Индию, которая уже открыла в этой стране несколько своих консульств и запустила ряд экономических программ. Республики же бывшего Советского Союза, такие как Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан, очень опасаются роста степени влияния исламистских группировок, которые могут вызвать у них неприятности, даже базируясь в Афганистане. 

Внешний контент

Иран помогал талибам, но только для того, чтобы навредить американцам. В принципе Иран не будет поддерживать талибов, которые так или иначе, но являются ведь суннитами. Тегеран мог бы начать проводить курс, направленный на предотвращение слишком уж значительной эмиграции афганцев на свою территорию. Китай, со своей стороны, заинтересован в афганских минеральных ресурсах, включая медь. 

Поэтому я считаю, что Китай будет стараться поддерживать хорошие отношения с Талибаном без морализаторства и без идеологических требований. Но ключом к ситуации остается Пакистан, который контролирует дорогу между Кабулом и, в частности, морским портом в Карачи, а ведь большую часть своей торговли Афганистан организует именно через Пакистан, ну еще и через Иран.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.