Navigation

Финал «бесконечной войны» в Афганистане: кто виноват и что же делать?

Быстрый и совершенно неожиданный успех талибов в Афганистане невольно заставляет вспомнить о падении Сайгона в 1975 году, ставшем сокрушительным поражением американской внешней политики. Пытаясь найти ответ на вызов надвигающегося афганского гуманитарного кризиса и полной катастрофы в области прав человека, международное экспертное сообщество в Женеве сталкивается с гораздо большим количеством вопросов, чем ответов на них.

Этот контент был опубликован 17 августа 2021 года - 07:00

Перевод с английского: Игорь Петров.

Поспешный вывод американских войск и эвакуация граждан США из Афганистана знаменуют собой окончание самой продолжительной войны в истории Соединенных Штатов. В течение 20 лет президенты этой страны, как республиканцы, так и демократы, при поддержке НАТО и союзников сохраняли там свое присутствие. Эта миссия в итоге превратилась из попытки силового обеспечения безопасности в некую неявную форму того, что в политологии обычно называют nation building, или «строительство современного дееспособного государства». В ходе конфликта погибли тысячи американских военнослужащих, на материальное обеспечение афганской армии было потрачено более 83 миллиардов долларов, а всего в Афганистан было закачано более 1 триллиона долларов, и все, как видно, впустую. 

На завершающем этапе афганская правительственная насчитывала более 300 000 солдат, экипированных и обученных Соединенными Штатами, в рядах Талибана можно было насчитать только около 75 000 бойцов. И, казалось бы, для «строительства нации» созданы все условия. Но афганское правительство так и не завоевало «сердца и умы» народа. Это более чем очевидно, если посмотреть на стремительный успех талибов как в сельской местности, так и в городах. Уровень коррупции и некомпетентности правительства был критически недооценен как военными, так и внешнеполитическими кругами США. Хотя вывод иностранных войск был неизбежен и о нем было объявлено давно и заранее, нежелание и неспособность афганской армии к обороне стали сокрушительным ударом для их наставников из-за океана. 

Большинство наблюдателей ожидали гражданской войны между афганской армией и талибами, которая могла, возможно, продлиться год-полтора. Однако правительственная армия рассыпалась и испарилась за 10 дней. Президент Дж. Байден заявил в свое время, что «Америка вернулась» и что она теперь проводит более многостороннюю внешнюю политику, отказавшись от лозунга «Америка прежде всего», исповедовавшегося администрацией Дональда Трампа. Изменит ли падение Афганистана под натиском талибов взгляд байденовского кабинета на этот курс? И как все это повлияет на престиж Америки в мире? Я подозреваю, что и среди союзников США, таких как Тайвань, возникнет заметное беспокойство на предмет того, насколько же можно теперь доверять обещаниям США защищать их.

Мирное соглашение было проигнорировано

Под большим вопросом оказался и потенциал дипломатии и гуманитарной помощи в качестве инструмента для исправления ситуации. Мирное соглашение, подписанное в Дохе между Соединенными Штатами и Талибаном в 2020 году, не принесло никаких результатов, как и последующие переговоры между афганским правительством и Талибаном, начатые при администрации бывшего президента США Дональда Трампа.

«Задержки, которые допускает другая сторона, то есть Талибан, в ходе переговоров, не соответствуют нашему пониманию ситуации, в соответствии с которым решать проблемы, накопившиеся в этой стране, нужно очень срочно», — указала еще в июле глава делегации афганского правительства Надер Надери (Nader Nadery) в интервью Wall Street Journal. «Насилие должно прекратиться, война должна закончиться, и нам необходимо достичь политического урегулирования», — добавила она. Никакого урегулирования, однако, так и не произошло.

Сегодня аэропорт Кабула забит беженцами. Соединенные Штаты должны не только помочь своим гражданам уехать; они также несут моральную ответственность за тех, чьи жизни сейчас находятся сейчас под угрозой, за тех, кто работал на них и с ними в течение последних двух десятилетий. Не все, кто хочет уехать из страны, смогут это сделать. Президент Афганистана бежал, в стране не осталось законного, международно признанного правительства.

Некоторые лидеры Талибана уже заявили о том, что они не будут подвергать репрессиям тех, кто помогал павшему правительству или западным союзникам, и о своей готовности позволить молодым женщинам и дальше продолжать образование. Однако обещания, данные ими в Дохе, так же не были выполнены, так что нынешнее положение в стране не сулит ничего хорошего для будущего прав человека в Афганистане. Политика Талибана на контролируемых им территориях прямо противоречит международно признанным нормам в этой области.

Нет простых ответов

Те, кто пытается сейчас как-то отреагировать на разворачивающийся в этой стране гуманитарный кризис, сталкиваются с большим количеством вопросов, на которые нет пока никаких ответов. Женевское экспертное сообщество отнюдь не уверено в том, что талибы пойдут на сотрудничество с мировым сообществом, поскольку у них в этом деле элементарно нет опыта. Откроют ли Турция и другие страны свои границы для беженцев? Каким образом будет осуществляться упорядоченное реагирование этих стран на массовый исход из Афганистана, коль скоро талибы в прошлом не проявляли особого уважения к гуманитарным нормам, действующим в отношении беженцев?

Агентства по оказанию гуманитарной помощи смогут функционировать в этих странах только при наличии согласия властей. Но согласится ли Талибан на иностранное, пусть даже чисто гуманитарное, вмешательство в ситуацию в стране, коль скоро помощь будет оказываться теми, кто традиционно враждебно настроен по отношению к идее создания фундаменталистского исламистского халифата? Убедить талибов в том, что такое сотрудничество находится в интересах всех, и их самих в том числе, будет очень трудно.

Извлекая уроки?

Сравнения между падением Сайгона в 1975 году и падением Кабула напрашиваются сами собой. Вьетнамская война была направлена на то, чтобы остановить распространение коммунизма, и Соединенные Штаты проиграли ее, несмотря на свое подавляющее военное превосходство. Сегодня Вьетнам — мирная и процветающая страна. Афганская интервенция первоначально была направлена на сдерживание терроризма. Сделать это не удалось. Аль-Каида и такие организации, как Исламское Государство, по-прежнему существуют. И снова, пусть и в другом контексте, подавляющее военное превосходство потерпело неудачу. При этом вряд ли следует ожидать, что Афганистан станет мирной и процветающей страной, такой, как нынешний Вьетнам. 

Скорее всего, он останется клановой страной, управляемой местными полевыми командирами, которые смогли победить три империи — британскую, советскую и теперь еще и американскую. Какие уроки можно извлечь из краха афганского правительства после 20 лет западной поддержки? Самый очевидный заключается в том, что военная мощь не гарантирует успеха в асимметричной войне. Талибан, как и Вьетконг, смог добиться успеха, несмотря на подавляющее военное превосходство своих противников. «Сердца и умы» афганцев не последовали за военной мощью Америки. И снова, как и во Вьетнаме, военная разведка не смогла отслеживать и адекватно оценивать реальную ситуацию «на местах». Будут ли извлечены из всего этого какие-то уроки? Сомнительно. 

Первоначально убежденность в собственной правоте, стоявшая в начале этой 20-летней интервенции, была эмоциональной реакцией на кошмар 11 сентября, когда президент Джордж Буш-младший направил американские войска в Афганистан в ответ на теракты против башен-близнецов. Следовало наказать виновных и гарантировать на будущее, что Афганистан не будет и не сможет больше укрывать международных террористов. Со временем эта миссия стала чем-то гораздо большим. Как и на рисовых полях Вьетнама, Соединенные Штаты увязли на незнакомой местности, думая, что у них есть на все проблемы свои решения. Смирит ли падение Кабула эту гордыню? Пока неизвестно. Никаких доказательств в пользу такой возможности у нас нет. Эта нация слишком погрязла в собственных внутренних проблемах. А собирать разбросанные всюду осколки придется, наряду со многими другими, Женеве Международной.

Примите участие в дискуссии

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.