Navigation

Охотников скоро тоже придется заносить в «Красную книгу»?

Андреас Кеслин, фермер и один из трех главных героев фильма «В дикой природе — охотники и собиратели», после удачной охоты. Stefan Vogel

На референдуме 13 июня 2021 года на суд народа будут вынесены вопросы не только федерального, но и регионального значения. Так, в кантоне Граубюнден народ решит судьбу законодательной инициативы, предлагающей заметно сократить масштабы частной охоты в этом субъекте федерации.

Этот контент был опубликован 05 июня 2021 года - 07:00

Русскоязычную версию подготовила: Надежда Капоне.

Марио Тойс (Mario Theus), лесник, охотник и кинорежиссер, весьма критически настроен по отношению к этому законопроекту. В нашем материале он рассказывает о своем новом документальном фильме, способном, как он надеется, открыть для зрителя «мир, который мало кто понимает». «Посмотрите с часок на YouTube видео с неподходящим контентом, и у вас появится однобокое представление об охоте как о жестоком убийстве животных», — говорит Марио Тойс.

Марио Тойс. Stefan Vogel

Мы разговариваем с ним в его украшенном трофеями охотничьем шале в италоязычном регионе Валь Каланка (Calancatal), кантон Граубюнден, район города Поскьяво (Poschiavo). «Но если вы в самом деле хотите объяснить людям, что такое настоящая охота — тогда добро пожаловать в мой мир. Вы должны пройти мой путь вместе со мной. Словами это не передать. Но если вы отправитесь со мной на охоту и сможете проникнуться моей жизнью, то вы узнаете о моих чувствах во время охоты, вы увидите, когда я счастлив, а что меня печалит, и тогда вы узнаете, что происходит, когда человек сталкивается с животным». 

Внешний контент

Физически он, конечно, не мог взять с собой на тропу охоты всех желающих, поэтому недавно Марио Тойс снял документальный фильм об охоте в Швейцарии «В дикой природе — охотники и собиратели» (Wild — Jäger und Sammler). Лента стала результатом его четырехлетних походов по лесам и долинам трёх швейцарских кантонов в компании браконьера, ставшего фотографом, профессиональной женщина-егеря и фермера. В жизни этих его совершенно разных попутчиков охота играет центральную роль. В результате получилась картина о жизни в горных регионах Швейцарии и о важности охоты для местных жителей. 

«Человек с киноаппаратом»

«Я был одним из тех счастливчиков, кому повезло родиться в охотничьей семье», — говорит 41-летний Марио Тойс. «Будучи еще лишь двух- или трехлетним ребенком, я уже помногу и подолгу пропадал в лесу. Уже тогда я распробовал вкус мяса оленя и кролика, а родители объясняли мне основы чтения следов на снегу. Видишь, вот след животного, мясо которого ты ел вчера, говорили они мне. Уже с четырех лет я был уверен, что быть охотником — это мое предназначение». Закончив швейцарскую Высшую техническую школу в Цюрихе (ETH) по специальности «лесоинженерное дело», Марио Тойс начал работать журналистом и кинорежиссером. Но та жизнь, которой он жил, ему решительно не нравилась. Шесть лет назад он начал впадать в депрессию. 

«Я понял, что живу не в том мире, в котором я должен был бы жить в идеале. Я жил и работал в городе, а в леса и горы у меня получалось отправиться только в свободное от работы время», − говорит он. «Работать, как работают все нормальные люди, означало для меня превращение в дикое животное, помещенное в клетку. Я чувствовал, что хожу по замкнутому кругу, что ментально я нахожусь на грани гибели». Поэтому в итоге он уволился и ушел «на вольные кинематографические хлеба». Вначале он планировал снять документальный фильм о хищниках в Швейцарии — медведях, волках и рысях. Но после разговора с продюсером Мартином Шильтом (Мartin Schilt) они решили сделать главными героями своей картины самих охотников, «потому что такая тематическая фокусировка давала нам шанс создать эмоционально увлекательное кинематографическое путешествие. 

Картина «В дикой природе» не призвана учить или воспитывать. Вместо этого она со всей возможной простотой и достоверностью показывает образ жизни, неизвестной массовому зрителю. Захватывающие дух кадры, снятые с беспилотника, чередуются с портретами интересных людей. Один из главных героев фильма: Урс Биффигер (Urs Biffiger) из кантона Вале, раскаявшийся браконьер, который сменил винтовку на кинокамеру и уже снял несколько успешных документальных фильмов о дикой природе Швейцарии, например о беркутах или оленях (фильм Hirsche im Oberwallis / «Олени в Верхнем Вале», 2009 г.).

Вкушая «последнюю пищу». Stefan Vogel

Марио Тойс рассказывает, как он на протяжении четырех охотничьих сезонов вместе с Урсом проводил ночи в лесу, ожидая возможности снять удачный кадр, и как они искали и откапывали сделанные когда-то Урсом схроны с охотничьим провиантом. «Потрясающе, как ему удается ориентироваться в лесу, как хорошо он знает повадки оленей и умеет читать их следы. Невольно думаешь, что таких, как он, «трапперов» можно найти разве что в Африке или Северной Америке». Еще один герой фильма - Андреас Кеслин (Andreas Käslin), охотник и фермер из кантона Нидвальден. В самой, пожалуй, запоминающейся сцене фильма один из его детей спрашивает, зачем тот вкладывает еловою ветку в пасть только что убитой серны. 

Фильм «В дикой природе — охотники и собиратели»

Премьера фильма «В дикой природе — охотники и собиратели» режиссера Марио Тойса состоялась в январе 2021 года на швейцарском «Кинотавре» в Золотурне. В июле и августе по всей Швейцарии пройдут показы этой ленты в кинотеатрах под открытым небом. А 21 октября 2021 года фильм выйдет в прокат на большом экране.

Фильм был создан при поддержке каналов SRF и RTR, немецкоязычной и ретороманоязычной общественных вещательных компаний Швейцарии, которые, как и SWI swissinfo.ch, являются подразделениями Швейцарской общественной негосударственной теле- и радиокомпании SRG SSR.

End of insertion

И тогда Андреас Кеслин трогательно объясняет, что этот «последний корм» является знаком уважения, почтения и прощания с животным, которое теперь, отправившись на небеса, больше не будет ощущать голода. Наконец, в фильме речь идет и о Пирмине Каминаде (Pirmina Caminada) — первой женщине-егере в Швейцарии, которая, должно быть, обладает самым красивым рабочим кабинетом в мире: долиной «Валь Уастг» (Val Uastg) в кантоне Граубюнден к западу от Санкт-Морица. Она, как и сам М. Тойс, говорит на ретороманском языке. В фильме Пирмина участвует, пожалуй, в самой шокирующей сцене, в которой она отрубает голову мертвому оленю, тогда как на заднем плане у нее спокойно резвятся дети. 

«Привлекательно вовсе не само убийство»

В то время как Марио Тойс пошел по стопам отца и стал охотником, его сестра выбрала профессию ветеринара. Сцена, в которой она чистит зубы кошке, находящейся под воздействием седативов, наглядно демонстрирует наличие противоречий в том, как люди относятся к животным и потреблению мяса. Марио не намерен никого агитировать. «Я просто хочу заставить зрителей подумать самостоятельно. Если кто-то выйдет из кинотеатра с мыслью, что все эти охотники сумасшедшие идиоты или что обращаться с собакой как с человеком — это совершенно естественно, ну так и ладно, Бог с ними. Но я думаю, что у тех, кто настроен открыто и непредвзято, могут все-таки возникнуть «смутные сомнения».

Одним из главных моральных аргументов против охоты является ее якобы жестокость по отношению к животным. Что скажете, Марио Тойс? «Это сложный вопрос, подразумевающий, что охотники делают что-то такое, чего не делает никто другой. Конечно, благороднее вообще никого никогда не убивать. Но, как ясно показано в фильме, охотники вовсе не вырастают в атмосфере прославления убийств животных. Охотники любят природу, они восхищаются полнотой и разнообразием жизни. К сожалению, дебаты об охоте часто вращаются вокруг вопроса отстрела животных.

Да, я убил кого-то, но только потому, что хочу потом это съесть. Почему у людей возникают с этим проблемы? Ведь мясо, которое они могут купить в магазине, завернутое в пластик, тоже когда-то принадлежало животному, которое тоже когда-то было убито. Так что, возможно, проблема состоит в том, что я своей профессией напоминаю им всем вокруг, откуда берется их еда на самом деле. Вегетарианцы, конечно, могут утверждать, что любое мясо должно быть под запретом, будь это мясо от животного, которое вы убили сами на охоте, или мясо с полки супермаркета. 

Позолоченная клетка: этот документальный фильм призван заставить зрителя задуматься о своем отношении к диким, домашним и сельскохозяйственным животным. Mario Theus

Однако даже Питер Сингер (Peter Singer), австралийский левый философ-моралист (марксист, веган, автор книги Animal Liberation, ставшей основой движения за освобождение животных), считает, что в определенных обстоятельствах охота на оленей имеет смысл. «Многие люди, покупающие в супермаркете ветчину или курятину, выращенную индустриальным способом на фабриках, очень быстро склонны осуждать охоту, которая куда более оправдана, нежели фабричное разведение домашних животных», — пишет Петер Сингер в своей монографии «Практическая этика». «Если мы посмотрим на охоту на оленей в тех регионах, где не осталось других хищников, способных держать популяцию оленей в приемлемых рамках, кроме человека, то мы обнаружим следующее: олени там размножаются до тех пор, пока им не начинает не хватать пищи, и тогда они принимаются разрушать окружающую среду. И в конце концов большая часть такой популяции просто вымирает от голода».

Я буду голосовать против любого закона, который диктует родителям, какой культуре и как они должны учить своих детей.

Марио Тойс

End of insertion

В своем фильме Марио Тойс цитирует одного из своих профессоров в ETH, который однажды заявил, что «хороший олень — это мертвый олень». Допустимы ли такие высказывания сегодня, в нашу эпоху «новой этики»? «Для лесников и егерей это выражение является просто манифестацией здравого смысла. Я изучал лесоинженерное дело в ETH. Среди тридцати студентов у нас было только три охотника. А у них явно было другое отношение к диким животным», — говорит Марио. «Классический лесник относится к лесу как к системе, обеспечивающей защиту людей от природных катаклизмов и их снабжение чистой водой. Дикие животные являются в таком контексте одним из источников проблем, потому что олени объедают кору и деревья гибнут. То же самое мы видим в случае с фермером, который держит крупный рогатый скот или овец. Его интересуют овцы и трава, которая кормит его овец. И он хочет защитить своих животных от волков. Поэтому, несмотря на то, что волк — часть природы, ему как виду приходится нелегко».

«Часть нашей культуры»

Марио Тойс считает, что образ жизни охотников, задокументированный в его фильме, почти не изменился за последние 50 лет. Но он говорит, что не знает, как будет выглядеть ситуация еще через 50 лет. «Такого парня, как Андреас Кеслин, вы, наверное, через полвека уже не найдете. Этот тип вымрет, и его стиль жизни, у которого и сейчас не так-то много последователей, уйдет навсегда. Охотники будущего будут высокотехнологичными менеджерами. Они будут этакие „универсальные солдаты“, способные эффективно отстрелить того, кого надо, но мы все при этом потеряем то, что уже потеряли многие из нас: связь человека с природой».

Шаг в этом направлении может быть уже сделан 13 июня 2021 года, когда избиратели кантона Граубюнден примут решение по народной законодательной инициативе «За охоту, совместимую с интересами природы и основами этики» (Für eine naturverträgliche und ethische JagdВнешняя ссылка).

Среди прочего инициатива предусматривает запрет брать на охоту детей в возрасте до двенадцати лет. В соответствии с этой «новой этикой» должна быть перестроена и воспитательная работа в школах. Неудивительно, что охотничьи ассоциации (да и правительство кантона) призывают избирателей отклонить эту инициативу. «Конечно, я тоже против», — говорит Марио Тойс. «Я буду голосовать против любого закона, который диктует родителям, какой культуре и как они должны учить своих детей».

Андреас Кеслин со своими детьми присутствовал при родах теленка. На лицах детей отражаются смешанные чувства. Mario Theus

Он говорит, что официальным аргументом в пользу этой инициативы является «защита детей от предполагаемых жестокостей и насилия. Однако долгосрочной целью законопроекта является просто сокращение числа охотников в обществе. Годы до 12 лет — это время становления личности ребенка. Если детей не познакомить с охотой на этом этапе, они, скорее всего, никогда уже не станут охотниками», — говорит Марио. Герой его фильма фермер Андреас Кеслин также выражает обеспокоенность: «Охота и умение жить в ладу с природой и горами — это то, что нам сейчас нужно больше всего. Ведь это же часть нашей культуры, нашей жизни, это часть Швейцарии».

Примите участие в дискуссии

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.