Navigation

Пестициды, терроризм и климат на референдуме 13 июня в Швейцарии

Климатическая стратегия Швейцарии будет определена на референдуме

Новый закон предусматривает, среди прочего, налог на авиабилеты, купленные на рейсы, вылетающие из Швейцарии. © Keystone/ Valentin Flauraud

На референдуме 13 июня 2021 года швейцарские избиратели скажут свое последнее слово в отношении закона «О выбросах CO2» (CO2-Gesetz), ключевого элемента швейцарской национальной стратегии в борьбе с изменением климата. 

Этот контент был опубликован 26 апреля 2021 года - 07:00

Перевод с английского и русскоязычная версия: Нина Шулякова, Игорь Петров

На референдуме 13 июня 2021 года швейцарские избиратели скажут свое последнее слово в отношении закона «О выбросах CO2» (CO2-Gesetz), ключевого элемента швейцарской национальной стратегии в борьбе с изменением климата. Единого мнения насчет этого закона в стране нет, вопрос климата давно уже стал здесь скорее вопросом религиозной веры и предметом борьбы не объективных аргументов, но «мнений» в духе «культуры отмены». 

Накануне пандемии в 2019 году «климат» был одним из ведущих драйверов социальной активности в Швейцарии, с ним конкурировала только феминистская повестка. Коронавирус, как в «Игре престолов» Король ночи, стал опасностью для всех. Коронавирусный кризис вопрос климатических изменений задвинул на второй план. Дискуссии о феминитивах и климате поутихли. Но на прошлой неделе правительство представило свои «три источника, три составные части» поэтапного процесса выхода из всеобщего локдауна (подробности ниже). 

И теперь все те общественные группы и ассоциации активистов, что стремятся зарабатывать себе, прежде всего в социальных сетях, политический капитал на женском или климатическом вопросах, снова поднимают голову. Референдум по новой редакции закона «О выбросах СО2», назначенный на 13 июня 2021 года, стал для них удобной и вполне себе легитимной возможностью снова напомнить о себе. 

По их словам, «один кризис не должен затмевать другой, то есть коронавирус не должен отвлекать от проблемы, последствия которой могут быть ещё более серьёзными и долговременными, а именно — от изменения климата». А между тем как раз коронавирус вроде бы немедленно исполнил все то, за что агитировала глобальная Грета Тунберг. Глобальный локдаун наглядно показал, что будет, если реально и резко затормозить мировую экономику и обрушить все промышленные показатели. 

В 2020 году объём глобальных выбросов парниковых газов сократился очень заметно именно за счёт замедления темпов глобальной экономической активности. Мир настолько очистился, что в венецианскую лагуну вернулись дельфины. При этом по всей Швейцарии разнесся стон гибнущего среднего класса, а радикальные лозунги были перехвачены у климатических и феминистских группировок организациями корона-скептиков. 

Но сейчас, по информации многих экспертов, конец пандемии вроде бы близок, экономика начинает раскручиваться заново и объемы выбросов парниковых газов, разумеется, начали расти. И что теперь с целью ограничить глобальное потепление в пределах 2 градусов Цельсия по сравнению с доиндустриальной эпохой? Активисты утверждают, что эта цель достигнута не будет, если только не предпринять «незамедлительные и решительные меры».

Недавно швейцарская газета NZZ подробно разобрала «климатические цели» и выяснила, что глобальные проблемы могут быть действительно решены только глобально. И это не пустые слова. И что толку, указывает эта газета, гробить свою национальную экономику переходом на «зеленые рельсы», если Китай и даже Австралия продолжают, как и раньше, сжигать уголь и выбрасывать в атмосферу миллионы тонн парниковых газов? При этом заставить Пекин и Канберру изменить свой курс нельзя. 

А вот если посмотреть на эту проблему с точки зрения перераспределения политических и административных ресурсов и с колокольни борьбы за умы граждан, то дебаты по «климатическому законодательству» превращаются в очень удобный и опять-таки легитимный, никто не спорит, инструмент укрепления своих позиций совершенно определёнными силами и партиями. Поэтому когда 13 июня немногие граждане придут на избирательные участки, а все остальные (примерно 80%) отошлют свои заполненные бюллетени по почте, то речь пойдет тут даже не столько о климате. 

Речь пойдет на самом деле о том, какую долю политического влияния швейцарцы готовы дополнительно предоставить в распоряжение экологических и левых политических элит и соответствующему истеблишменту. Вопрос сложный, он станет швейцарским вариантом пресловутой «борьбы холодильника и телевизора». Но Швейцарии повезло: прямая демократия заставляет избирателей переводить здесь даже самые истеричные дебаты в рациональное русло демократических решений — и потом нести за эти решения полную личную ответственность.

О чем идет речь или что находится в «холодильнике»?

Официально закон «О выбросах CO2» провозглашен базовым политическим и правовым инструментом достижения Швейцарией своих целей в области сокращения выбросов парниковых газов. В рамках Парижского соглашения Швейцария обязалась к 2030 году сократить свои выбросы вдвое по сравнению с уровнем 1990 года. Долгосрочная цель — к 2050 году стать государством, вообще не оказывающим негативного влияния на климат, то есть «климатически нейтральным».

В сентябре прошлого 2020 года в швейцарском федеральном парламенте был согласован масштабный пакет изменений и дополнений в закон «О выбросах СО2». Сделать это оказалось необходимым для того, чтобы обеспечить процесс достижения целей «климатической нейтральности» прочной законодательной базой и определить на период до 2030 года, что конкретно необходимо в течение следующего десятилетия сделать для того, чтобы к 2050 году страна действительно перестала отапливать атмосферу.

Одобренные депутатами поправки, в частности, предусматривают следующие меры:

— ввести «регулирующую наценку» (на политическом жаргоне Lenkungsabgabe) в размере от 30 до 120 швейцарских франков (в зависимости от расстояния) на все авиабилеты на рейсы, вылетающие из Швейцарии;

— обязать импортёров автомобилей продавать на рынке страны только энергоэффективные модели машин;

— увеличить тариф акцизного сбора с импортируемого дизельного топлива и бензина с 0,05 франка до 0,12 франка за литр;

— увеличить тариф взимаемого с дизельного топлива «акцизного сбора за выбросы СО2» (на журналистском жаргоне: CO2-Abgabe) со 120 до 210 франков за тонну дизтоплива;

— ввести предельные лимиты на объемы выбросов CO2 для зданий жилого и коммерческого фонда.

согласно поправкам 75% от совокупного сокращения выбросов парниковых газов в Швейцарии должно быть достигнуто за счёт мер, принимаемых именно внутри страны, и только 25% может быть получено по взаимозачету за счёт мер, реализованных Швейцарией в других странах, например в рамках технической помощи развитию бедным странам глобального Юга.

Как обстоят дела в Швейцарии по сравнению с другими странами?

В 2021 году в «Индексе эффективности борьбы с изменением климата» (Climate Change Performance Index 2021, CCPI — показатель, составляемый немецкой левой экологической организацией Germanwatch из Бонна с целью повышения уровня прозрачности в международной климатической политике) Швейцария заняла 14-е место из 61-го возможного. 

По результатам индекса 2020 года четвертое место в рейтинге занимает Швеция (первые три места не сумела занять ни одна страна), следом идут Дания и Марокко. Последние три места занимают США, Саудовская Аравия и Тайвань. Россия находится на 52 месте.

Как считает Germanwatch, хотя Швейцария и поднялась в этом рейтинге на два пункта по сравнению с предыдущим 2020 годом, но принимаемые ею меры всё ещё недостаточны для того, чтобы страна вносила в задачу ограничения глобального потепления 2 градусами свой объективно адекватный вклад. 

Особо острой критике эта организация подвергает тот факт, что в «швейцарском аграрном секторе вообще ничего не делается для сокращения выбросов». Кроме того, она раскритиковала попытки Швейцарии «частично сокращать свои выбросы методом «взаимозачета» путем финансирования климатических проектов за рубежом».

Аргументы в пользу нового закона, или Что находится в «телевизоре»-1

По словам сторонников пересмотренного закона, он опирается на уже проверенные и оправдавшие себя подходы и меры и позволит Швейцарии эффективно выполнить свои международные обязательства в области противодействия потеплению климата. Они также подчёркивают, что глобальное потепление уже стало очевидной реальностью и для самой Швейцарии: здесь тают ледники, всё чаще случаются периоды аномальной жары, а такие стихийные бедствия, как наводнения и оползни, становятся все более частыми и разрушительными.

Закон сделает более экономически конкурентоспособными экологически безопасные альтернативы в транспортном и строительном секторах, а также откроет более широкие возможности для швейцарской экономики, поскольку приведёт к увеличению инвестиций в соответствующие инновации и к созданию, соответственно, новых рабочих мест в секторе инновационных разработок, включая разработку экологически чистых источников энергии. 

При этом почти 8 миллиардов швейцарских франков, которые ежегодно тратятся в стране на импорт ископаемого минерального топлива (бензин, мазут, солярка), можно было бы реинвестировать в проекты по защите климата. Наконец, по словам сторонников новой редакции закона, извлечь выгоду из этих мер смогут не только организации, реализующие вышеупомянутые экологические проекты, но и все граждане, поскольку часть доходов от «экологических сборов» на выбросы CO2 и на авиабилеты будет напрямую возвращена населению страны.

Аргументы против нового закона, или Что находится в «телевизоре»-2?

По мнению его противников, новый закон о выбросах CO2 неэффективен, он приведёт к росту бюрократии и числа запретов, а также к значительному увеличению затрат для предприятий и домохозяйств. В частности, их затраты на электроэнергию увеличатся, а общая мобильность населения снизится. Для семьи из четырёх человек ежегодные расходы вырастут на 1000 швейцарских франков.

Они добавляют, что Швейцария уже реализовала серьёзные природоохранные меры, и дальнейшее сокращение потребления ископаемых видов топлива практически не повлияет на глобальный уровень выбросов. Противники закона считают, что ископаемое топливо все еще остается движущей силой прогресса и сокращения бедности. Среди противников закона есть и те, кто заявляет, что принятые меры на самом деле недостаточно надёжны для эффективной борьбы с глобальным потеплением. 

Кроме того, этот закон приведет к росту степени вмешательства государства в экономику, то есть к введению элементов государственного социализма, когда государство в обязательном порядке взимает налоги и затем перераспределяет их, финансируя тех, кто будет делать то и так, что и как требует государство. Вместо этого страна должна противодействовать потеплению в рамках рыночной экономики, федерализма, либерального законодательства и перспективных инноваций.

Не хочет «зеленого диктата» и вся экономика страны: в Швейцарии насчитывается всего 590 000 компаний и предприятий, и только 0,03% из них непосредственно поддерживают сторонников новой редакции закона о выбросах СО2, входящих в Komitee der Schweizer Wirtschaft für das CO2-Gesetz (Комитет швейцарской экономики в пользу нового закона о выбросах СО2).

Почему народу предоставлено право голоса?

Новая редакция закона «О выбросах CO2» была одобрена парламентом в сентябре 2020 года. После почти трёхлетних дебатов депутаты наконец приняли пакет мер, далеко выходящий за рамки того, что изначально предлагалось реализовать правительством. Однако в Швейцарии народ имеет право ставить под вопрос все законы, даже уже одобренные парламентом. 

Против новой редакции закона выступил широкий межпартийный комитет, сумевший собрать менее чем за 100 дней 110 000 подписей при необходимых 50 000. В сборе подписей участвовала также еще одна самостоятельная группа экологических активистов. Право на проведение факультативных референдумов по всем решениям федерального парламента является одним из столпов швейцарской системы прямой демократии наряду с правом выдвигать народные законодательные инициативы и вносить поправки в конституцию.

Кто поддерживает новый закон, кто выступает против него?

В федеральном парламенте Швейцарии закон поддержали все партии, кроме правой Швейцарской народной партии (SVP). В пользу его новой редакции выступает также агитационный Komitee der Schweizer Wirtschaft für das CO2-Gesetz (Комитет швейцарской экономики в пользу нового закона о выбросах СО2), в состав которого входят представители бизнес-сообщества (поставщики электроэнергии, компании строительного сектора), а также банки и страховые компании. 

Среди крупных корпоративных членов комитета следует отметить швейцарскую бизнес-ассоциацию Economiesuisse, а также ряд левых активистских организаций, включая Швейцарский климатический альянс (Schweizer Klima-Allianz), региональные подразделения организации Greenpeace и швейцарского базисного радикального молодежного движения «Климатическая забастовка» (Klimastreik-Bewegung). Правительство (Федеральный совет) также поддержало новую редакцию закона о выбросах СО2.

Против закона выступает инициативный комитет, в состав которого входят представители нефтяной промышленности, транспортного сектора, а также предприятий в области гражданской авиации и капитального строительства. Ещё один комитет, состоящий из активистов-экологов, в основном из франкоговорящей части страны, также ведёт кампанию против закона, но не потому, что он с ним не согласен, а потому что этот новый закон для членов этого комитета недостаточно радикален.

Влиятельная Швейцарская ассоциация предприятий малого и среднего бизнеса (Schweizerischer Gewerbeverband) хотя и поддержала акцию по сбору подписей под идеей проведения референдума, но при этом она не дает своим членам никаких обязательных рекомендаций на предмет о том, как им следует голосовать 13 июня.

О чем еще пойдет речь на референдуме 13 июня 2021 года? Подробности в материалах ниже:

Примите участие в дискуссии

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.