Navigation

Являются ли древнегреческий и латынь расистскими языками?

Изучение древних языков способствует развитию личностной когнитивной гибкости. Keystone / Jim Hollander

Несколько недель назад в социальных сетях распространилась новость о том, что Принстонский университет исключает знание древнегреческого и латыни из списка вступительных испытаний, поскольку это требование, мол, изначально имело расистскую подоплеку. Таково мнение «интернет-экспертов». У эксперта-филолога из Швейцарии есть своя версия толкования смысла всего происходящего.

Этот контент был опубликован 05 сентября 2021 года - 07:00

После страшной шумихи Принстонский университет выпустил уточняющий пресс-релиз, из которого становится ясно, что новостная повестка тут несколько инаяВнешняя ссылка. Вуз еще раз повторил, что отменяется не само изучение этих двух классических языков, а лишь снимается обязанность знать их до поступления в университет. По всей видимости, причиной изъятия этих языков из списка вступительных испытаний послужил тот факт, что в США те, кто профессионально изучает латынь и греческий, часто являются питомцами элитных школ, ученики и учителя которых в подавляющем большинстве своем имеют белую кожу.

А вот афро- или латиноамериканцы, которые в основном посещают низкокачественные муниципальные школы, древнегреческий или латынь там не учат и заранее оказываются в проигрышной ситуации и сразу же лишаются возможности стать студентами такого престижного вуза, как Принстон. Таким образом, дискриминационным является не сама принадлежность этих языков к «белой культуре», но использование их в качестве вступительного барьера. Однако дискуссии в социальных сетях давно уже набрали собственную динамику.

В чем же заключается самая частая ошибка в аргументации «сетевых активистов» и каково истинное положение дел? Узнаем сейчас это у Лючии Орелли Факкини (Lucia Orelli Facchini), профессора, вице-президента Associazione Italiana di Cultura Classica, Delegazione della Svizzera Italiana («Делегация итальянской Швейцарии в составе Итальянской ассоциации классической культуры», AICC-DSI). Госпожа Факкини, кстати, является дочерью известного швейцарского поэта и писателя родом из Тичино Джорджио Орелли (Giorgio Orelli), умершего в 2013 году.

SWI swissinfo.ch: Как Вы оцениваете такое решение, принятое в Принстонском университете?

Лючия Орелли Факкини: Принстон не говорит об этом открыто, но сомнений нет: чтобы понять, что произошло, мы должны поместить это явление в современный контекст так называемой «культуры отмены» (Cancel Culturе) то есть, с одной стороны, культуры уничтожения и нетерпимости, а с другой — борьбы движения Black Lives Matter против системного расизма. В США, Англии и других странах мы имеем сейчас очень сильное течение в русле этой «культуры». Всевозможные петиции и акции активистов приводят к уничтожению памятников, портреты и книги изымаются. 

Все это похоже на возвращение к временам сжигания книг. Вопрос в том, что еще можно спасти от подобного коллективного неистовства. Справедливая борьба против расовой дискриминации, за гендерное равенство, за социальное равенство теперь парадоксальным образом рискует превратиться в мракобесие. Очевидно, что теперь мишенью стали древнегреческий и латынь. Но разве тем самым не «отменяем» мы ключевые элементы западной истории как таковой? Ведь факт остается фактом: значительная часть истории Запада была написана именно на этих языках.

А что у нас: у нас тоже латынь и греческий стали основой «элитарного» образования?

В Италии гимназия стала великим экспериментом школьно-ученической демократии, позволившим распространить традиционную культуру элит на государственные школы. Эта система не только справедлива с точки зрения стартовых шансов, но она еще и обеспечивает самые высокие стандарты качества образования.

Изучение языков было в рамках этого эксперимента неразрывно связано с расширением кругозора учащихся и с изучением базового субстрата, выраженного в культуре и литературе. Но можно спросить, а каково значение серьезного изучения грамматики, синтаксиса, общей структуры языка, выработки этимологического самосознания, происходящего в тесной связи с социально-культурным контекстом? 

Ответ: это позволяет овладеть строгими интеллектуальными методами, филологическим менталитетом и междисциплинарными знаниями, а они дают нам инструменты, которые позволяют творчески точно обрабатывать эмпирический материал. Ведь содержание произведения должно быть, с одной стороны, понято в его историческом контексте, а с другой — мы должны иметь возможность перевести его на современный язык и в настоящее время. 

Изучение древних языков способствует развитию личностной когнитивной гибкости и создает пригодные для рационального использования в повседневной жизни знания, которые могут быть в обобщенной форме использованы как в других дисциплинах, а также вообще в науке в целом. Поэтому инициатива Принстонского университета не выглядит перспективной и посылает неверный и опасный сигнал. Было бы хорошо, если бы, наоборот, ученики средних и старших классов в США также имели доступ к древним языкам. В Берлине, например, в последние годы было на деле доказано, что изучение латыни очень полезно для иностранцев, изучающих немецкий язык на уровне чуть выше базового. 

Те, кто изучает древние языки и чей родной язык - не немецкий, учатся тем самым распознавать базовую структуру нового для них языка. А это помогает им потом получить доступ не только к романским, но и ко всем индоевропейским языкам. Благодаря древним языкам они могут погрузиться в культуру, в которой они пребывают каждый день, и критически оценить ее достоинства и недостатки. Освоение языка и восстановление понимания смысла и назначения истории — это наилучшие средства от общественной дезориентации. Таким образом, латынь вполне помогает в социальной интеграции иностранцев.

На Ваш взгляд, возможно ли в рамках классического образования вообще не изучать греческий и латынь?

Это очень серьезный вопрос! Да, вполне можно получать классическое образование, не изучая до этого ранее греческий и латынь, но только потому, что в современном мире вообще возможно почти всё, даже подняться на Маттерхорн на высоких каблуках, если только делать это правильно и целеустремленно. Однако такое положение не может и не должно становиться правилом. Ведь в противном случае, как я уже говорила, мы «отменим» фундаментальный аспект этих дисциплин, формирующий личность, мы откажемся от ментальной дисциплины, о которой я также говорила, от привычки, которая непременно должна постепенно формироваться у человека с возрастом. Так что это также вопрос личной зрелости. 

Наше среднее школьное образование второй ступени предлагает ученикам богатую учебную программу, предусматривающую чтение вечных шедевров или текстов, считающихся фундаментальными для нашей культуры. Потом наверстать все эти тексты в университете? Это практически невозможно. Каждый шедевр греческого и латинского мира учит молодых людей интерпретации и диалектическому восприятию исторического прошлого западной части света, а также ставит перед ними вечно актуальные вопросы. Обучение основам интерпретации и диалектической компаративистики происходит поэтапно и требует длительного периода времени — безусловно, пяти лет обучения в университете для этого мало.

Насколько велик риск, что в будущем все меньше и меньше школьников будут учить перед поступлением в университет древние языки?

Безусловно, такой риск есть, и необходимо сделать все возможное, чтобы предотвратить это. Было бы глупо отказываться от высокого общеобразовательного потенциала, который дают нам методы введения в изучение древних языков.

Сохраняется ли интерес к этим языкам в Швейцарии, в частности, в Тичино?

Ситуация в Швейцарии и в Тичино не лучшая, однако интерес к этим предметам сохраняется на высоком уровне. Я бы сказала, что проблема состоит не столько в спросе, сколько в предложении. Реформа среднего образования в Швейцарии, проведенная в 1995 году, «бросила» греческий и латынь в общий «котел» под названием «языки», поставив их в прямую конкуренцию с современными иностранными языками. При этом известно, что греческий и латынь — это особые языки и они изучаются исключительно как языки культуры. 

Лючия Орелли Факкини Lucia Orelli Facchini

Если рассматривать их в контексте с другими языками и дисциплинами, то их задача заключается в том, чтобы дополнять эти дисциплины с литературно-исторической точки зрения. Неправильно думать, что нам следует выбирать между английским и латынью — нужно выбирать и английский, и латынь! В целом, учитывая целый ряд «издевательств», которым подверглись древние классические языки в связи с образовательными реформами, становится очевидным, насколько велика «сопротивляемость» этих предметов. 

Предстоящий очередной раунд образовательных реформ только еще больше усилит конкуренцию между профильными предметами на уровне гимназии. Растет и страх молодых людей перед туманным будущим, однако они должны понимать, что аттестат о полном среднем образовании, в котором стоят греческий и латинский языки, останется в любом случае одним из самых лучших «пропусков» при поступлении как в университеты, так и в высшие технические школы прикладных наук. Так что не будем терять надежду и станем уповать на качество. 

А в Швейцарии, как и в США сейчас, древние языки в школах тоже доступны только детям элиты?

Сегодня, как и в прошлом, у нас древнегреческий и латынь, скорее всего, будут изучать те, кто знает их в связи с семейными традициями. Часто это детей из семей, где родители также имеют высшее образование. Недавнее статистическое исследование показало, что образцовый выпускник школы в Швейцарии — это девушка, швейцарка по паспорту, дочь людей с высшим образованием, изучавшая древние языки в средней школе. Именно такой профиль и обеспечивает наилучшие шансы на успех в университетском образовании, причем в любом направлении. 

В общей массе число студентов, изучающих латынь и древнегреческий, жадных до знаний и проявляющих интерес к иным культурам, сейчас становится все больше. Для них и их семей образование и владение информацией являются основополагающим фактором успеха в жизни. Но часто родители учеников, столкнувшись с учебной программой, известной своей требовательностью, неожиданно спрашивают: «А есть ли смысл в том, чтобы учиться говорить на древнегреческом»? От ответа на этот наивный и весьма путаный вопрос зависит многое, вернее, почти все. 

Справедливая борьба против расовой дискриминации теперь парадоксальным образом рискует превратиться в мракобесие

End of insertion

Именно в этот момент и выходит на первый план основная проблема нашей системы образования — наша школьная система не особенно заботится о том, чтобы действовать превентивно, чтобы продвигать эти дисциплины и давать убедительные ответы на поставленный выше вопрос. А ведь ответственность за все это лежит плечах руководителей школ всех уровней и на самих учителях. Мы, педагоги, не устаем повторять, что на греческом и латыни не говорят. Изучение древних языков позволяет нам проникнуть в мир мыслей великих писателей прошлого, ведь это они оставили нам свои комментарии во всех тех областях знаний, что сегодня стали нашими школьными предметами, такими как философия, этические и политические аспекты истории, математика, геометрия, медицина, архитектура, театр. 

Их произведения оказали прямое влияние на нашу культуру. Мы не устаем повторять, что древние языки в целом способствуют лучшему пониманию и переводу на современный язык сложных мыслительных конструктов в самых разных областях знаний и одновременно их критической интерпретации. В определенном смысле древние языки являются «математикой гуманитарных наук».

Каков Ваш опыт работы в качестве учителя? Изменилось ли что-нибудь за эти годы как на стороне учащихся, так и на стороне преподавателей?

Можно было бы более активно осваивать вклад древних языков в то, что сегодня принято называть «воспитанием гражданской позиции»

End of insertion

За тридцать лет своей работы в школе — а я начала преподавать в Цюрихе в 1991 году, работала там до 2003 года и сейчас преподаю в кантоне Тичино — я пережила несколько сумбурных и тревожных взлетов и падений. Я поняла, что сколь велика и важна роль директоров школ. Ведь школьники, оснащенные сегодня смартфонами, читают все меньше и меньше, и часто они приходят в школу с минимальным словарным запасом и с очень приблизительным культурным багажом.

Но они все равно остаются «студентами», то есть «человеком стремящимся и любознательным». Древнегреческий и латынь переносят их в очень далекие миры, но в то же время в миры очень похожие на нас и порой очень знакомые. Они постепенно обогащают их словарный запас и проливают для них новый свет на окружающую их привычную культуру, но только теперь по направлению изнутри наружу. Например, они очень рано понимают, насколько сильно знание латыни влияет на их успехи в области изучения итальянского языка.

Эмма Тредвей (Emma Treadway), редактор The Daily Princetonian, независимой студенческой газеты Принстонского университета, пишетВнешняя ссылка, что «понятие классических языков не должно быть ограничено изучением латыни или древнегреческого. Мы должны учитывать такие регионы, как Средиземноморье, Северная Африка, Британия. Изучать классические языки — значит понимать то, как древний мир породил сегодняшние суровые реалии расизма и женоненавистничества». Что Вы думаете на этот счет?

Способствует ли изучение древних языков более глубокому пониманию того, как древний мир привел к нынешним расизму и мизогинии? С этим сложно не согласиться. Конечно же, важно подчеркнуть в школе, что современный мир унаследовал от греко-латинского мира очень серьезные генетические дефекты. Например, нельзя говорить о женоненавистничестве, не обратившись к истории такого римского термина, как patria potestas*. Но роль древнегреческого языка и латыни заключается как раз и в том, чтобы в разных аспектах передавать нам древнее культурное наследие. 

Поэтому гораздо правильнее было бы сосредоточиться на том хорошем, что было сделано в самых разных областях классической культуры. Например, можно было бы активнее осваивать огромный вклад древних языков в то, что сегодня принято называть «воспитанием гражданской позиции». Таким образом, в интернете зачастую освещают лишь одну сторону и забывают обо всех остальных. На ум мне приходит в связи с этим общеизвестный совет «отделяйте зерна от плевел» или итальянская метафора Non buttare via il bambino con l’acqua sporca, то есть «Не стоит выплескивать из ванны с грязной водой и самого ребенка». 

*Patria potestas — термин римского права, обозначающий власть отца семейства над детьми, в число которых включаются и дети детей, т. e. внуки и правнуки. Характерная черта patria potestas — строгость полномочий, принадлежащих домовладыке по отношению к его наследникам и потомкам.

Примите участие в дискуссии

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.