Navigation

Женевский саммит и глобальные козыри Швейцарии

Cегодня, когда весь мир будет смотреть на Женеву, где пройдет саммит Путин-Байден, он увидит лишь вершину айсберга международных дипломатии и политики. Keystone / Martial Trezzini

Саммит В. Путина и Дж. Байдена — это международный вотум доверия Женеве и Швейцарии. А для «Женевы Международной» он стал еще и знаком возвращения к жизни после коронавирусного оцепенения.

Этот контент был опубликован 16 июня 2021 года - 10:11

Русскоязычную оригинальную версию материала подготовил Игорь Петров. 

Нет никаких сомнений: встреча Джо Байдена и Владимира Путина в Женеве стала одним из самых больших дипломатических успехов швейцарского политического руководства за последние годы. Одновременно то же самое политическое руководство объявило на днях о решении прервать консультации с Европейским союзом о заключении Рамочного соглашения. И это событие стало едва ли не самым громким провалом Швейцарии во внешней политике со времен окончания холодной войны.

Но об этом в Швейцарии будут размышлять позже, тем более, что окружающему миру совершенно все равно, как будут развиваться отношения Берна и Брюсселя, а в русскоязычном пространстве это вообще не тема. Так что важно другое: сегодня впервые за многие годы глаза всего мира будут обращены на Женеву и на саммит России и Америки, который, без сомнения, войдет в историю как очень крупное историческое событие. Нейтральная Швейцария вновь находится в центре международного внимания, а тайминг, что называется, не мог быть выбран более удачно: в Западной Европе и Северной Америке идет вакцинация, есть все признаки того, что пандемия наконец-то подходит к концу. Так что самое время вернуться к нормальной жизни, в том числе и на дипломатической арене.

Стремление снова проводить важные встречи и саммиты оффлайн в аналоговом мире становится все более ярко выраженным: все-таки, разговаривая в Zoom лицом к лицу, все равно лица не увидать. Надо иметь возможность заглянуть своему контрагенту в глаза — и в этом смысле российско-американский саммит стал стартовым сигналом для общего процесса возвращения многосторонней международной дипломатии к привычному формату работы. Для La Genève internationale, то есть для Женевы в качестве важнейшего мирового дипломатического центра, этот саммит станет событием, важность которого не следует недооценивать, ведь возвращение международной политики в привычное русло кажется логичным только на первый взгляд. 

В нашем новом мире ничего больше не является чем-то само собой разумеющимся. И недаром накануне саммита из дипломатических кругов можно было услышать информацию о том, что швейцарское политическое руководство ощущало определенную нервозность: а вдруг пандемия нанесла непоправимый ущерб Женеве именно как центру международных многосторонних отношений? Массовый перенос конференций, встреч и саммитов в цифровое пространство стал реальной угрозой, и это было отмечено в Берне с не меньшей озабоченностью, чем в самой Женеве.

В сердце многосторонних международных отношений

Но, как оказалось, традиции обладают довольно упрямым характером, просто так исчезнуть с лица земли они не согласны — да и Швейцария тоже не оставалась стоять в стороне без дела, с учетом того, что в реале или нет, но логистика такого рода саммитов все равно претерпела значительные изменения как раз из-за пандемии. Обычно сами по себе такого рода саммиты суть только вершина айсберга, на обеспечении такого рода мероприятий работают очень много людей, остающихся на втором плане: это многочисленные секретари, письменные и устные переводчики, журналисты и так далее. Но если раньше все они собирались централизованно в Женеве, то теперь они часто работают удаленно, и задача скоординировать их функционал в таком формате стала совершенно новым вызовом. 

Меры безопасности парализовали половину города. Парк Ла Гранж, где пройдет встреча, оцеплен и закрыт. swissinfo.ch

Разумеется, другие города, которые также традиционно позиционируют себя в качестве мест проведения мероприятий, важных с точки зрения международной политики, сталкивались в последние годы с теми же проблемами. Но именно на этом фоне стало теперь ясно, какими уникальными козырями обладает «Женева международная». Ведь только тут комбинация политики и науки накладывается на плодородную почву давних традиций международных отношений, встроенных в рамку развитого гражданского общества. Это всегда было главным преимуществом Женевы. И все это останется ее преимуществом и на период после пандемии. Основой тут было и будет присутствие на берегах Женевского озера структур ООН. 

В одном только Дворце Наций каждый год проходит около 12 000 конференций и заседаний, а ооновский секретариат насчитывает в Женеве почти 3 500 человек. И если в Нью-Йорке делается высокая оперативная политика, то международные стандарты этой политики, влияющие на повседневную жизнь людей во всем мире, формируются именно в Женеве — во многом благодаря десяткам расположенных здесь специализированных организаций. Однако конкуренция на рынке таких, скажем так, международных дипломатических услуг сейчас сложилась очень жесткая. Штаб-квартиры ООН находятся в Нью-Йорке, Женеве, Вене и Найроби, по всему миру расположены еще и десятки разного рода «офисов» и «центров». 

Внутри ООН усиливается тенденция в сторону введения системы ротации кадров, с тем чтобы чиновники не «засиживались» на теплых должностях в странах с высоким уровнем жизни. Такая система призвана сделать ООН более динамичной и гибкой организацией, а страны, расположенные за пределами «первого» мира, надеются, что это повысит их международную видимость и значимость. Ведь даже если на этом саммите мы снова видим классическую великодержавную политику, реализуемую в классической обстановке, то все равно мы должны понимать: мир вокруг уже далеко не тот, каким был в 1985 году, когда русские и американцы в последний раз встречались в Женеве. Швейцария понимает это и для того, чтобы сохранить привлекательность Женевы в качестве мировой дипломатической и политической площадки: в 2005 году в стране был принят федеральный закон «О принимающем государстве» (GaststaatgesetzВнешняя ссылка). 

Данный законодательный акт регулирует порядок и правовую основу деятельности в Швейцарии международных структур и институтов, определяя также, какими привилегиями и иммунитетами эти структуры обладают в глазах швейцарского законодателя. Роль принимающего государства является одним из основных направлений внешней политики Швейцарии. Еще задолго до пандемии ею было принято решение о дальнейшем укреплении позиций Женевы, в том числе и в плане переноса сюда структур и организаций глобального регулирования развития цифрового пространства. Эта перспективная стратегия, вероятно, будет реализована даже оперативнее, чем это планировалось изначально. Наконец, что не менее важно, Швейцария выделяет отдельные финансовые ресурсы на ремонт или строительство новых зданий, что призвано дать международным организациям в Женеве некую долгосрочную перспективу, привязав их прочнее к Городу Кальвина. 

Это в особенной степени пойдет на пользу малым странам и делегациям, для которых финансовая сторона вопроса всегда была основным препятствием для открытия в Женеве своих представительств. Так, Швейцария теперь особо обращает внимание на тихоокеанские государства, мотивируя их открывать свои постоянные офисы в городе. С одной стороны, это служит дальнейшему укреплению позиций Женевы в качестве универсального центра многосторонней дипломатии, а с другой — налаживает дополнительные политические дружеские связи, способствующие формированию в рамках многосторонних органов новых и перспективных стратегических альянсов. Поэтому сегодня, когда весь мир будет смотреть на Женеву, где пройдет саммит Путин-Байден, он увидит лишь вершину айсберга международной дипломатии и политики, которые формируется и форматируется здесь, на берегах Роны, буквально каждый день.

Политический капитал прибрести

Это утверждение уже стало общим местом: эксперты и аналитики рассматривают нынешние отношения между США и Россией в качестве находящихся «на точке замерзания». И тем больше гордится Швейцария тем фактом, что ей все-таки удалось «заполучить» этот саммит себе. Министерство иностранных дел Швейцарии в Берне указывает, что тем самым «Швейцария вносит свой вклад в более справедливое распределение по странам бремени, связанного с организацией такого рода глобальных событий»: очевидно, это тонкий намек на то, что в данном случае хрупкая Швейцария взяла на свои плечи и понесла это бремя едва ли не в полном объеме и в одиночку. Как бы там ни было, но каким образом было принято это решение, как удалось согласовать Женеву в качестве места проведения саммита? Этот вопрос пока остается без ответа. 

Когда Дж. Байден публично объявил о своем желании встретиться с В. Путиным, кроме Швейцарии, свои организационные услуги сразу предложили и другие страны. Но, видимо, свою роль сыграл тот факт, что Швейцария ценится обеими сторонами прежде всего как посредник: Берн представляет интересы США в Иране и интересы России в Грузии. В дипломатических кругах говорят, что Швейцария имеет хорошую репутацию особенно у русских — этому способствуют ее нейтралитет и не нахождение в числе стран-членов НАТО. Не входит она и в ЕС. Когда возник конфликт на востоке Украины, Швейцария, будучи на тот момент председателем в ОБСЕ, провела многочисленные переговоры с российской стороной, тогдашний министр иностранных дел Дидье Буркхальтер вел очень оживленный обмен мнениями с Москвой. 

И это, разумеется, позволяет завязывать и развивать ценные контакты. Нынешний президент Швейцарской Конфедерации Ги Пармелен и министр иностранных дел Иньяцио Кассис уже провели двустороннюю встречу с Джо Байденом, то же самое планируют они провести и с Владимиром Путиным. Таков обычный протокольный порядок, который, несомненно, станет весьма удобным моментом для того, чтобы поднять какие-то важные для Швейцарии вопросы на самом высоком уровне. Дж. Байден недавно упоминал Швейцарию в негативном смысле в качестве «налоговой гавани», и швейцарское политическое руководство, безусловно, было радо возможности напрямую переговорить на эту тему с президентом США, с человеком, который привык, что называется, «резать правду-матку» прямо в глаза.

Новый оптимизм?

На последовавшей затем пресс-конференции Ги Пармелен подтвердил, что речь шла в рамках его консультаций с американским гостем и об американских истребителях, которые Швейцария может закупить для нужд своих ВВС с целью качественно обновить парк своих уже очень престарелых боевых машин, а также о возможном Соглашении о свободной торговле, заключение которого с США является одной из стратегических целей швейцарцев. 

Среди других важных тем были озвучены перспективы развития совместных научных исследований, упомянуто сотрудничество в области профтехобразования, и, конечно же, не были обойдены вниманием и так называемые «добрые услуги» Швейцарии, то есть роль Швейцарии в качестве нейтрального посредника. Глава МИД страны Иньяцио Кассис добавил, что стороны активно обсуждали иранское досье. Встреча прошла «в теплой, дружественной атмосфере», Берн однозначно приветствовал возвращение США на международную арену в качестве активного участника системы многосторонних международных отношений. По словам Президента Швейцарии Ги Пармелена, «новая американская администрация привнесла в мировую политику новый оптимизм». 

Что касается встречи с российской стороной, то тут швейцарцы несколько туманно и загадочно говорят, что «ее целью является развитие конструктивного и критического диалога с Россией для дальнейшего укрепления двусторонних отношений». Конкретной темой, поднятой российским гостем, может стать казус Владислава Клюшина, который сейчас находится в швейцарской тюрьме. Швейцария арестовала его еще в марте 2021 года по запросу с американской стороны. США обвиняют его в финансовых махинациях и требуют экстрадиции Клюшина в Америку. В России же эта персона является стратегически важным, ключевым игроком в рамках всей системы кремлевской пропаганды. По словам министра иностранных дел Швейцарии И. Кассиса, на швейцарско-российской встрече могут быть также подняты вопросы европейской безопасности в контексте ОБСЕ.

В стратегическом плане Швейцария всегда была заинтересована в получении дополнительных международных мандатов, но сегодня, когда роль посредника распробовали для себя далеко не только нейтральные государства, эта задача приобретает особое значение. Другой важный для Швейцарии вопрос — получение ею непостоянного места на период с 2023 по 2024 годы в Совете Безопасности ООН — в структуре, в которой заседают и Россия, и США. По мнению дипломатических кругов, выбор Женевы для проведения саммита является в этом смысле многообещающим знаком доверия, наградой за то, что Швейцария способна качественно справиться с решением небанальной задачи логистической поддержки такого крупного политического события, сохраняя при этом необходимую степень конфиденциальности. И за счет этого Швейцария также приобрела сегодня дополнительный (внешне)политический капитал.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.