Navigation

Мнение
История

Мои встречи с Иоанном Каподистрия

В 2021 году одна из аллей в Лозанне будет названа именем основателя Греческой Республики графа Иоанна Каподистрии (Ioannis Capodistrias, 1776–1831). Но почему? Потому что он, находясь на службе у России, смог сохранить ее независимость перед лицом великодержавных притязаний соседних с ней государств. О своих «встречах» с И. Каподистрией нам рассказывает бывший высокопоставленный швейцарский дипломат, чрезвычайный и полномочный посол Лоренцо Амберг.

Этот контент был опубликован 08 июля 2021 года - 08:58

«В Греции, которая в этом году отмечает 200-летний юбилей своей национальной независимости, его чествуют как основателя и первого президента современного греческого государства. В России о графе Каподистрии вспоминают как о выдающемся дипломате, служившем при царе Александре I. Швейцария, со своей стороны, тоже многим ему обязана, например, своей первой настоящей Конституцией, международным признанием ее постоянного нейтралитета и внешними границами, которые без изменений существуют до сих пор. И все же у нас в Конфедерации о нем до сих пор мало кто знает по-настоящему.

Конечно, кантоны Женева и Во сделали его своим почетным гражданином, а Лозанна называет его именем целую аллею. Но у всех тех, кто так же, как и я, родился и вырос в Берне, совсем вроде бы недалеко, всего лишь в соседнем кантоне, шансов услышать на уроке истории что-то позитивное об этом человеке было немного, что и понятно. Вспомним только, что могущественный Берн хотел восстановить порядок, который существовал в Швейцарии до Наполеона (то есть до 1798 года), поэтому в 1814 г. он выступал не только в целом против договора, превращавшего реставрационную Швейцарию в рыхлый союз суверенных кантонов, но и конкретно против независимости кантона Во. 

Иоанн Каподистрия (1776-1831) был дипломатом, политиком и первым руководителем современного греческого национального государства. Heritage Image Partnership Ltd / Alamy Stock Photo

Добился же этой независимости именно И. Каподистрия, выполняя волю царя Александра I, хорошо знавшего положение в Швейцарии благодаря своему учителю-республиканцу и уроженцу кантона Во Фредерику Сезару де Лагарпу (Frédéric-César de la Harpe, 1754–1838). Что же касается моих «встреч» с Каподистрией, то впервые с ним я столкнулся во время моей учебы в Женеве, когда я, гуляя по исторической части города, недалеко от Собора Святого Петра (Cathédrale Saint-Pierre Genève) внезапно натолкнулся на мемориальную доску в память о его пребывании здесь с 1822 по 1828 годы.

Службу в России И. Каподистрия, грек по национальности, оставил потому, что в какой-то момент он решил всецело посвятить себя освобождению родной страны от турецкого ига. Из своей квартиры на женевской улице Rue de l’Hôtel-de-Ville он организовал плотную сеть политических контактов, простиравшихся по всей Европе. Одним из его соратников был, в частности, женевский банкир Жан-Габриэль Эйнар (Jean-Gabriel Eynard, 1775–1863), который активно своими личными деньгами поддерживал освободительную борьбу Греции. Так что именно благодаря И. Каподистрии город на Роне и стал швейцарским центром движения так называемых филэллинов. О дружбе этих двух людей напоминает бюст И. Каподистрии, установленный в саду «Особняка Эйнара» (Palais EynardВнешняя ссылка). Сейчас в этом здании находится городская администрация. А тот, кто выйдет на прогулку по берегу реки Арв (Arve), найдет там набережную, носящую имя этого уроженца острова Корфу.

Лоренцо Амберг (Lorenzo Amberg)

Изучал славянскую и немецкую филологию в Женеве, Ленинграде и Париже. После трехлетней работы переводчиком в швейцарском посольстве в Москве и защиты кандидатской диссертации в Цюрихском университете перешел на кадровую работу в центральный аппарат Министерства иностранных дел Швейцарии (EDA) в Берне, затем работал в Белграде, Нью-Дели и Москве, занимал должности посла Швейцарии в Грузии и Армении, а с 2010 по 2015 годы работал послом в Греции.

End of insertion

Позже, во время моего зарубежного семестра в Ленинграде в 1975–1976 гг., мне посчастливилось постоянно бывать в здании Двенадцати Коллегий (арх. Д. Трезини), в котором размещалось Министерство иностранных дел царской империи. Там Каподистрия некоторое время был непосредственным начальником молодого Пушкина. Когда непокорный поэт в одном из своих стихотворений зашел «слишком далеко», в 1820 году ему начала угрожать реальная ссылка в Сибирь. И тогда Каподистрия заступился за него перед царем, причем так успешно, что поэт был все-таки конечно сослан, но в местность с куда более мягким климатом — в Молдавию. 

С годами я все больше узнавал о Каподистрии. В тех странах, где я работал дипломатом, меня всегда интересовали люди, сыгравшие выдающуюся роль в истории двусторонних отношений Швейцарии с данной страной. Так, к примеру, в Армении это был уроженец кантона Аппенцелль-Внешний Якоб Кюнцлер (Jakob Künzler, 1871–1949), который спас и приютил в Ливане тысячи женщин и детей, сумевших выжить в ситуации турецкого геноцида армян в 1915 году. А в Сербии это был Родольф Райс (Rodolphe Reiss, 1875–1929), немецкий и швейцарский криминалист и судмедэксперт, один из основоположников современной криминалистики. Именно он документально подтвердил военные преступления, совершенные австро-венгерской, немецкой и болгарской армиями по отношению к мирным жителям Сербии во время Первой мировой войны. 

Возрождение и подлинная независимость народа могут быть только его собственным делом. Помощь извне может облегчить их достижение, но создать их она не способна

End of insertion

Что касается исторических и культурных связей между Швейцарией и Россией, то здесь стоит упомянуть, например, архитекторов из Тичино и таких представителей революционной русской диаспоры, как Бакунин и Ленин. Бесспорно, что наиболее значительный вклад России в историю Швейцарии внес именно грек Каподистрия. После поражения Наполеона царь Александр I посылает его в конце 1813 года посланником в Швейцарию. В 1814 году от имени швейцарского Собора (протопарламент, Tagsatzung) он получает аккредитацию в Цюрихе. Именно так и начались современные дипломатические отношения между Швейцарией и Россией.

«...эти прекрасные люди...»

А между тем в 1814 году над Швейцарской Конфедерацией нависла реальная угроза распада из-за слишком разных интересов входящих в нее 19 кантонов. Швейцария стояла на пороге очередной гражданской войны. Кроме этого, на ее территории размещались 130 тысяч русских и австрийских солдат. Среди трёх дипломатов, направленных в Швейцарию союзниками, то есть Россией, Австрией и Англией, в плане консолидации и национально-государственной «перезагрузки» Швейцарии после 15-летнего французского господства первую скрипку играл именно Каподистрия. Задача эта была очень сложная, ведь, как быстро понял дипломат, «в республиках (то есть в кантонах) много говорят, с трудом принимают решения, а действуют страшно медленно».

Но он без устали проводит переговоры с политиками, ездит по регионам, однажды он даже угрожает вообще прекратить все консультации и в конечном итоге убеждает швейцарцев в том, что единство кантонов — в их же собственных интересах. Из держав-победительниц в наполеоновских войнах одна только Россия желала тогда видеть Швейцарию независимой и нейтральной страной в центре Европы. В сентябре 1814 года, девять месяцев спустя после прибытия Каподистрии в Цюрих, у каждого кантона уже был свой собственный Основной закон, а у единой Швейцарии была ее первая Конституция — Федеративный договор (Bundesvertrag).

Бюст Каподистрии в Лозанне. René Van Der Krogt

С облегчением пишет И. Каподистрия своему отцу на Корфу: «Окончание таких сложных переговоров стоило мне бесконечных усилий, поездок, писем, испытаний, конституций и проектов — но это не беда. Эти прекрасные люди (швейцарские партнёры по переговорам — Л.А.) просто завалили меня проявлениями дружбы и искренней сердечности. Доверие, которое они мне оказывают, многократно компенсирует мне все мои тяготы. И если в будущем будут они счастливы и смогут наслаждаться своею независимостью, то и я буду тогда считать, что время мое и мои усилия не пропали понапрасну». Свой опыт, полученный в Швейцарии, он подытоживает в следующих словах: «Возрождение и подлинная независимость народа могут быть только его собственным делом. Помощь извне может облегчить их достижение, но создать их она не способна». Такой свой взгляд на вещи И. Каподистрия применит и при создании Греческой Республики. 

Международно-правовой статус, приобретенный Швейцарией в качестве самостоятельного государства, позволил ей поучаствовать в Венском конгрессе. Центральной фигурой в составе швейцарской делегации на этом конгрессе был представитель Женевы Шарль Пикте де Рошмон (Charles Pictet de Rochemont, 1755–1824). Его задача была добиться такой конфигурации территории кантона, чтобы она оказалась связана с соседним кантоном Во сухопутной трассой. Главным союзником Ш. Пикте был как раз И. Каподистрия. Именно благодаря его незаурядным способностям переговорщика Франция в конце концов и согласилась уступить Швейцарии полоску земли вдоль Женевского озера. 

Министр иностранных дел России Сергей Лавров и министр иностранных дел Швейцарии Мишлин Кальми-Ре вместе с мэром Лозанны Даниэлем Брелазом (на фото в центре) открывают бронзовый бюст Иоанна Каподистрии. Сентябрь 2009 года. Keystone / Salvatore Di Nolfi

По утверждению Шарля Пикте, «этот грек — лучший и самый верный защитник интересов Женевы и Швейцарии на Венском конгрессе». С восхищением он называет его «фениксом дипломатии». В заключение дуэту Пикте-Каподистрия удалось даже добиться международно-правового признания великими державами швейцарского постоянного нейтралитета. Конечно, Швейцария в то время реально еще не была полноценным союзным государством - она была лишь союзом отдельных государств, то есть кантонов. Но благодаря воле русского царя и дипломатическому искусству И. Каподистрии как раз в 1815 году и были заложены основы того, что в 1848 году стало современным федеративным швейцарским государством. 

Что же касается постоянного швейцарского нейтралитета, то, несмотря на все научные и политические споры, и вне зависимости от постоянных попыток истолковать нейтралитет как-то иначе и «по-новому», все равно, он до сих пор остается базовой основой швейцарской внешней политики, обеспечивая нашей стране прочный мир и положение на международной арене, которое уважают во всем мире. Однако понадобилось почти 200 лет, прежде чем заслуги Каподистрии перед Швейцарией были по достоинству оценены в этой стране на правительственном уровне: в 2009 году тогдашняя глава швейцарского МИД Мишлин Кальми-Ре и ее российский коллега Сергей Лавров торжественно открыли на лозаннской Набережной Уши (Quai d'Ouchy) бюст выдающегося дипломата, созданный московским скульптором Владимиром Суровцевым. 

Но ближе всего я познакомился с личностью Каподистрии в период, когда с 2010 по 2015 годы я работал на должности посла Швейцарии в Греции. На острове Корфу находится дом, где он родился, там есть посвященный ему музей, в мужском Монастыре Пресвятой Богородицы Платитера (Ιερά Μονή Πλατυτέρας) расположена его усыпальница, а в помещении старинного местного «читательского клуба» все еще бережно хранится его письменный стол. На острове Эгина, где непродолжительное время находилась первая столица Греческой Республики, можно увидеть здания первого Педагогического института молодого государства, основание которого профинансировал как раз Жан-Габриэль Эйнар. В Нафплионе, второй столице новой Греции, находится Церковь Святого Спиридона (Church of Saint Spyridon / Ιερός Ναός Αγίου Σπυρίδωνα), перед которой 27 сентября 1831 года И. Каподистрия был убит. 

В этих и других исторических памятных местах мне посчастливилось принимать участие в конференциях и торжественных памятных мероприятиях, а также выступать с лекциями и докладами. А еще я смог познакомиться с такими выдающимися личностями, как женевский историк-эллинист Бертран Бувье (Bertrand Bouvier) и его жена, тоже историк Мишель Бувье-Брон (Michelle Bouvier-Bron). Всю свою жизнь они посвятили изучению свершений и наследия И. Каподистрии. И только тогда и там я и осознал, насколько же тесно связаны обе наши страны и насколько свежа в Греции память о нем. В заключение мне бы хотелось пожелать греческой диаспоре в Швейцарии, чтобы все их памятные мероприятия в юбилейном 2021 году стали вкладом в увеличение степени известности воистину исторических заслуг и достижений этого российского дипломата греческого происхождения - человека, которому и Швейцария обязана столь многим».

Ровно 200 лет назад, 25 марта 1821 года, в Греции началось восстание против длившегося четыре столетия господства Османской империи. Чтобы поддержать эту борьбу, тысячи добровольцев устремлялись в Грецию из многих стран Европы, в том числе и из Швейцарии. Многие из них стали бессмертными фигурами в рамках греческого национально-освободительного мифологического нарратива. Итогом войны стало признание свободного современного греческого государства в 1830 году. 

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.