Navigation

Выйти замуж за иностранца – и потерять швейцарское гражданство!

После экспатриации женщин и их детей нередко просто вывозили на границу и бросали на произвол судьбы. Christian Schiefer/Musée national suisse

Вплоть до середины 20 века многие женщины теряли швейцарское гражданство, выйдя замуж за иностранца. Иногда это имело для них роковые последствия.

Этот контент был опубликован 28 августа 2021 года - 07:00
Зильке Маргарита Редольфи (Silke Margherita Redolfi), блог Швейцарского национального музея

Русскоязычную версию подготовила Лейла Бабаева (под. ред. Игоря Петрова).

Итальянская коммуна Колико (Colico) на берегу озера Комо стала для Эльзы А.-В. (Elsa A.- W. (1913–1996), уроженки швейцарского кантона Гларус, новой родиной. Выходя в 1933 году замуж за Якоба А. (Jakob A.), выросшего в Швейцарии итальянца, молодая женщина еще не знала, что ее ждет потеря швейцарского гражданства, виной чему было так называемое «Брачное правило» (Heiratsregel).

Оно действовало в Швейцарии вплоть до 1952 года, и именно из-за него швейцарского паспорта лишились более 85 000 женщин, вступивших в брак с иностранцами. Парадокс, но факт: утрата прав швейцарского гражданства после заключения брака с иностранцем носила характер «обычного права» (от слова «обычай»), характерного для домодерного, аграрного общества.

Ни федеральная Конституция страны (в редакциях 1848 и 1874 гг.), ни Гражданский кодекс Швейцарской Конфедерации такой нормы не предусматривали. С другой стороны, с 1808 года между кантонами существовало соглашение (так называемый «конкордат»), согласно которому женщины после вступления в брак «прописывались» по месту происхождения мужа. Такая практика имелась, скажем справедливости ради, не только в Швейцарии, но и в других европейских странах. 

Портал SWI swissinfo.ch регулярно публикует материалы блога Национального музея ШвейцарииВнешняя ссылка. Эти статьи, посвященные швейцарской истории, всегда доступны на немецком языке и, как правило, на французском и английском языках. Самые интересные материалы блога публикуются и в русскоязычной версии. 

End of insertion

В Швейцарии же она позволяла тогда еще довольно бедным кантонам, в компетенции которых и сегодня находится право предоставления гражданства, избегать путаницы и финансовых убытков, проистекающих из факта двойного гражданства, сохраняя так называемое «гражданско-правовое единство семьи» как «ячейки общества» и упрощая правоприменительную и административную практику в области имплементации положений федерального законодательства об иностранцах.

Выйдя замуж за иностранца, многие швейцарки теряли свое гражданство. Musée national suisse

Если совсем просто, то за всем этим стояла логика «все в дом (в общину), ничего из дома (из общины)». Такая же логика лежит в основе, например, целибата — собственность и материальные ресурсы должны оставаться в распоряжении церкви и аккумулироваться именно там, а не утекать детям, внукам и внукам детей, да еще, возможно, и за границу. В реальности для многих женщин и их семей лишение прав гражданства оборачивалось воистину драматическими последствиями: им запрещалось замещать определенные должности и заниматься определенными видами деятельности, например быть госслужащими или учителями.

Их миграционная ситуация становилась неопределенной и чреватой разного рода форс-мажорами: таких женщин могли даже депортировать из страны. Необходимо также добавить, что женщины, уехавшие на ПМЖ за рубеж, жизнь которых подвергалась за границами Швейцарии опасности, не имели права получать консульскую защиту, что имело роковые последствия для многих швейцарских евреек во время Второй мировой войны.

Безжалостная миграционная политика 

В конце Первой мировой войны европейская практика «обмена женами» начала постепенно сходить на нет как по чисто гуманитарным и правочеловеческим причинам, так и с учетом стремления государств самостоятельно регулировать свою демографическую политику и не лишаться дополнительных рабочих рук. Скандинавские страны вскоре после войны первыми качественно модернизировали как свое миграционное, так и брачно-семейное законодательство. Началась новая эпоха женской эмансипации.

Но в Швейцарии никаких признаков такой модернизации в то время еще не наблюдалось. «Брачное правило» на беду женщинам было даже ужесточено. Такой шаг стал элементом тогдашнего курса политического руководства страны, направленного на «ограждение» страны от иностранцев и беженцев, а также позволявшего после 1933 года исключать появление в дипломатических отношениях с нацистской Германией сложностей в сфере «еврейского вопроса». Никаких правовых лакун и лазеек не должно было больше быть ни в коем случае. 

Швейцарская художница Софи Тойбер-Арп (Sophie Taeuber-Arp, 1889-1943), самая знаменитая жертва архаичного швейцарского брачно-семейного законодательства. Musée national suisse

Не признавая нацистскую практику денатурализации немецких евреев, проводившуюся властями Германии, Швейцария продолжала рассматривать таких лиц в качестве граждан Германии, и.… еще один парадокс, она продолжала лишать гражданства швейцарок, выходивших замуж за таких мужчин, фактически становившихся апатридами (лицами без гражданства). Практически все ходатайства бывших швейцарок, евреек по происхождению, проживавших за рубежом и желавших вернуть себе свое первоначальное гражданство «по гуманитарным соображениям», Федеральным советом (правительством) последовательно отклонялись. 

Подвергавшиеся преследованиям еврейки, лишившиеся швейцарского гражданства, тем самым были просто прошены на произвол судьбы. Так случилось, например, с уроженкой Цюриха Леа Берр-Бернхайм (Lea Berr-Bernheim, 1915–1944). Сама Леа и ее сын Ален погибли в 1944 году в Освенциме. Напрасно ее семья взывала к федеральным властям Швейцарии и просила вернуть ей права швейцарского гражданства: все обращения и ходатайства были оставлены без последствий. Леа Берр — одна из жертв нацистской Германии, погибшая из-за безжалостной швейцарской миграционной политики.

Такая же печальная участь постигла Элизу Воллензак-Фридли (Elise Wollensack-Friedli, 1880–1945), уроженку кантона Тургау. В 1922 году ее выдворили в психиатрическую клинику на острове Рахенау (Reichenau) близ города Констанц, а в 1945 году она была там убита. Ее ходатайство о возвращении в Швейцарию власти кантона Тургау в 1934 году отклонили, ведь в случае позитивного решения по ее вопросу кантон был бы обязан выплачивать ей так называемую «Пенсию по бедности» (Armenkosten), чего кантон делать не хотел. 

Элиза Воллензак со своим сыном Гансом, ок. 1918. Archiv Silke Margherita Redolfi Archiv Silke Margherita Redolfi

Эльзу А.-В., уроженку кантона Гларус, также постигла печальная участь, в которую нам просто трудно поверить сегодня: в 1942 году ей пришлось последовать за своим мужем, депортированным из Швейцарии. Швейцарские власти имели с юридической точки зрения право и не выдворять ее из страны, изъяв ее имя из соответствующего решения властей, но, как и во многих других подобных случаях, они опасались, что такие женщины, оставшись без мужа, а значит, и без средств к существованию, на совершенно законных основаниях обратятся за социальной помощью. Так что пусть уж едут, что там с ними может случиться? 

Итак, в разгар Второй мировой войны Эльзу А.-В. с двумя детьми — девятилетним Джованни и двухлетней Марией — доставили на границу. Им предстояло пережить кошмар настоящей борьбы за выживание: у предоставленной самой себе Эльзы А.-В. не было в Италии никого из знакомых, итальянским языком она не владела. Решение о ее депортации было швейцарскими властями отменено лишь в 1948 году, благодаря чему она наконец получила возможность вернуться на родину.

Общественное возмущение

После окончания Второй мировой войны Федеральный совет начал преобразовывать чрезвычайные законы, принятые во время войны, в регулярное право. «Брачное правило» также должно было стать регулярной правовой нормой, что, однако, вызвало недовольство в обществе. 

Официальный отказ властей кантона Тургау предоставить Элизе Воллензак право вернуться на родину, 1934 г. Archiv Silke Margherita Redolfi

Влиятельные общественные организации, такие, как «Союз женских организаций Швейцарии» (Bund Schweizerischer Frauenvereine) и «Швейцарский Католический женский союз» (Schweizerischer Katholischer Frauenbund), решительно выступили за внесение соответствующих дополнений и изменений в законодательство. СМИ тоже сыграли свою роль, публикуя репортажи и статьи о страданиях и ужасных последствиях таких депортаций.

Известные люди, такие как великий юрист и специалист по публичному праву Заккария Джакометти (Zaccaria GiacomettiВнешняя ссылка, 1893–1970) и Анри Гизан (Henri Guisan, 1874–1960), бывший во время Второй мировой Верховным Главнокомандующим Швейцарскими Вооруженными силами, призывали парламент срочно принять все необходимые меры для исправления ситуации. 

В конце концов они добились одобрения парламентом так называемого «опционального права» (Optionsrecht). В юриспруденции это право означает возможность, например, для арендатора недвижимости в одностороннем порядке продлить срок действия договора аренды. В данном же случае это право позволяло швейцаркам заявлять о решении сохранить свое гражданство даже после выхода замуж за иностранного гражданина. Неудивительно, что большинство таких невест с тех пор больше не желали расставаться со спасительным швейцарским паспортом. 

Генерал Анри Гизан, выдающийся военный и политический деятель Швейцарии. Musée national suisse

Впрочем, действительно радикально ситуация поменялась только с вступлением в силу в 1988 году нового брачно-семейного законодательства и с пересмотром в 1992 году положений федерального «Закона о правовых основаниях предоставления и утраты прав швейцарского гражданства». Лишение гражданства швейцарок, выходивших замуж за иностранцев, является примером системной социальной, политической и юридической дискриминации женщин в Швейцарии еще в совсем недалеком прошлом. 

Причиной этой дискриминации были экономический эгоизм бедных кантонов и общин, фоновая ксенофобия в обществе, внешнеполитические резоны и отсутствие в Федеральной Конституции Швейцарии норм, запрещающих неравное, в том числе и в юридическом смысле, отношение к представителям разных полов. Будучи результатом обычного права, характерного для домодерного, аграрного патриархального социального устройства, эта дискриминация стала причиной бед, страданий и даже гибели ни в чем неповинных людей. Данный сюжет остаётся печальной особенностью швейцарской истории, по-настоящему глубокое научное изучение которой еще только начинается.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.