Navigation

Биология зоопарков: к животным надо относиться серьезно

Посетителям павильона «Maсуала» в Цюрихском зоопарке животных не выставляют напоказ. Вы должны обнаружить их сами. Keystone / Walter Bieri

Хайни Хедигер (Heini Hediger), который долгие годы был директором Цюрихского зоопарка, считается основателем биологии зоопарков. Он всегда ставил во главу угла потребности животных. Эта концепция используется сейчас лучшими зоопарками во всем мире.

Этот контент был опубликован 03 августа 2021 года - 08:00
Беат Глоггер (Beat Glogger), Higgs.ch

Перевод с немецкого Юлии Немченко, редактор Надежда Капоне

Чтобы познакомиться с образом мыслей и деятельностью Хайни Хедигера на месте, мы договорились о встрече с бывшим директором Цюрихского зоопарка. Алекс Рюбель (Alex Rübel) [он был директором Цюрихского зоопарка до 2020 года - прим.ред.] встречает нас в так называемом ангаре на свежем воздухе. Это было первое сооружение подобного рода в Европе - и творение Хайни Хедигера.

Внутри - приглушенный свет и птичье щебетание. Когда глаза привыкают к полутьме, можно различить имитацию тропического леса и бесчисленных птиц, которые прыгают кругом, копаются клювами в земле или просто летают. Нет ни решеток, ни защитных стекол - но ни одна птица не пытается выпорхнуть из леса.

«У них нет для этого причин, - объясняет Алекс Рюбель. - Потому что в открытом вольере они могут удовлетворить все свои потребности». Таким образом директор зоопарка озвучивает важнейший принцип, которым руководствовался Хайни Хедигер, зачинатель современной биологии зоопарков.

Животное - не выставочный экспонат, а живое существо с многочисленными потребностями, которые выходят далеко за рамки обычной кормежки. В имитации тропического леса птицы могут укрыться в защищенных местах и строить межличностные отношения - от размножения до борьбы за территорию. Как в дикой природе.

Почему же они не вылетают из «леса» в пространство, где находятся посетители? «Потому что мы стоим в темноте, а лес освещен. Поэтому птицам, которые активны днем, незачем лететь в неизвестную темноту», - поясняет Рюбель.

Видеть мир глазами животных: именно по этому принципу Хайни Хедигер построил в 1965 году Африканский дом, без прямых углов и плоского грунта, без стандартных дверей и лестниц и без решеток.

Он разместил здесь не только черных носорогов, но и множество птиц. Эти египетские цапли и буйволовые скворцы, как у себя на родине, суетятся вокруг носорогов и выклевывают из их толстой кожи паразитов.

Хайни Хедигер был осторожен. Если в зоопарке он брал животное на руки, он всегда делал это в перчатках (1965 год). Zoo Zürich

Хедигер был первым, кто поселил в открытом вольере по соседству тех животных, которые и на воле живут в симбиозе. Сейчас многие считают, что образцом для содержания животных с учетом их биологических потребностей служат такие знаменитые примеры, как зоопарк в Сан-Диего. Однако идея принадлежит Хайни Хедигеру.

У входа на следующую территорию Рюбель показывает на небольшую информационную доску. То, что в наши дни воспринимается посетителями как само собой разумеющееся, придумал Хедигер, и это было принято лучшими зоопарками мира за эталон.

Так называемая доска Хедигера содержит помимо местного также научное название демонстрируемого животного и сжатую информацию о его распространении в природе, его образе жизни и пространстве, где оно обитает. «До Хедигера животных в зоопарках показывали для развлечения, - поясняет Рюбель. - Без претензий на просвещение или научный подход».

Хедигер с детства проявлял интерес к животным, считая их самостоятельными существами. Он родился в 1908 году в Базеле и рос рядом с Базельским зоосадом, поэтому еще мальчишкой держал многочисленных рептилий, скорпионов и рыбок. Несколько месяцев у него даже жила лиса, пока отец не выпустил ее из-за того, что сын стал хуже учиться.

Но уже в то время Хайни заявил, что хочет быть директором зоопарка, чтобы воплотить в жизнь свои идеи. Он ходил в зоосад по нескольку раз в неделю и был убежден, что зоопарки должны быть не балаганами, где показывают диких зверей, а культурными учреждениями.

Однако, как и все зоологи в то время, студент Хедигер поначалу принимал участие в экспедициях в разные страны, где он ловил зверей и привозил их домой в качестве мертвых экспонатов для музея естественной истории.  

Но в 1937 году в Марокко, где он хотел разработать метод, как «в щадящем режиме» убивать змей, к нему пришло осознание: «Я это делаю в последний раз». Так он напишет в своей автобиографии. Отныне он пытается смотреть на мир глазами животных.

Еще во время учебы он совершал длительные научные путешествия, в частности в экваториальную и южную часть Тихого океана и публиковал статьи о реакциях бегства рептилий. Ему было всего 24 года, когда он получил докторскую степень, а через некоторое время Базельский музей естественной истории избрал его хранителем зоологического сектора.

К 30 годам он достиг своей цели - стал управляющим зоопарка Дельхёльцли (Dählhölzli) в Берне, а через пять лет - директором Базельского зоопарка. В 1954 году он был вынужден уйти оттуда из-за крупной ссоры с могущественными базельскими зоологами Рудольфом Гайги (Rudolf Geigy) и Адольфом Портманом (Adolf Portmann). Он пришел работать в Цюрихский зоопарк и до 1973 года был его директором.

Хедигер не только работал над улучшением содержания животных - он изучал их психологию и сомнологическое поведение, при этом он неустанно публиковал свои работы. Его книга «Дикие животные в неволе», вышедшая в 1942 году, считается основополагающим произведением биологии зоопарков.

В 1960 году совместно с Конрадом Лоренцем (Konrad Lorenz) и Бернхардом Гржимеком (Bernhard Grzimek) он основал журнал Das Tier («Животное»). Он выступал на радио, позже на телевидении и 84 семестра подряд читал в Базельском университете лекции, которые полюбились не только будущим биологам, но и широкому кругу слушателей.

Слоны любят купаться. Плавательный бассейн - составная часть открытого в июне 2014 года вольера в Цюрихском зоопарке, соответствующего биологическим особенностям слонов. За ними можно наблюдать сквозь большое смотровое стекло. Jean-Luc Grossmann/Zoo Zürich

«Хедигер вел понятные и корректные с научной точки зрения репортажи, которые имели большую ценность в отношении зрелищности», - пишет в его некрологе Рене Хонеггер (René Honegger), в прошлом куратор Цюрихского зоопарка. Он характеризует своего бывшего шефа как «изобретателя современных информационно-развлекательных систем».

В отношении зооопарков это означает, что если там что-либо строится, то учитываются не только потребности животных, но и интересы посетителей. С этим соглашается и бывший директор зоопарка Рюбель, когда мы входим на территорию парка «Пантанал», открытого им в 2012 году.

Здесь через воссозданную в духе бассейна Амазонки растительность, способную выжить в швейцарском климате, тянутся извилистые речные потоки. На маленьких островках носятся беличьи обезьяны и капуцины. На берегу стоит деревянная хижина, в которой за решеткой дремлет заключенный (при ближайшем рассмотрении оказывается, что это кукла). Перед хижиной - бразильская полицейская машина.

«Посетители любят эти декорации, - сообщает Рюбель. - Но они предназначены не только для развлечения. Это воспитательный элемент, который доводит до сознания зрителей проблему браконьерства и вырубки тропических лесов».

Таким образом, а еще при помощи конкретных проектов на местах зоопарк берет на себя ответственность за защиту природы и видов. Это то, чего требовал Хедигер.

У открытых вольеров, близких к природным условиям, есть один недостаток: видишь гораздо меньше животных. «Но посетителям это не мешает», - говорит Рюбель. По результатам опроса, проведенного Цюрихским зоопарком, только десять процентов опрошенных пожаловались, что меньше видно. «Близкое к природным условиям содержание животных вызывает у посетителей более позитивные чувства, чем если бы они смотрели на них сквозь железные прутья».

Но, может быть, животным необходима еще большая свобода передвижения? Ведь, к примеру, медведь в дикой природе проходит в день много километров. «Он делает это не потому, что любит путешествовать, а потому, что он находит еду в местах, отдаленных друг от друга», - поясняет Рюбель. Если зверь может удовлетворить свои потребности на более ограниченном участке, то ему и в зоопарке будет хорошо.

Входя в павильон «Мазоала» с его тридцатиметровыми деревьями, густыми кустарниками, обезьянами, летучими лисицами, птицами, хамелеонами, черепахами и насекомыми, Рюбель говорит: «Наверное, так и представлял себе Хедигер: биотоп под большим сырным колпаком».

Идею крытой экосистемы Хедигер выдвинул еще в 1950-х годах. Первоначально и в Африканском доме он хотел сделать пруд для купания носорогов со стеклянной перегородкой, через которую можно было бы за ними наблюдать.

Можно было бы увидеть рыбок лабеобарбусов, живущих в симбиозе с носорогами. Но в то время у Хедигера не было денег на такое сооружение. «Хедигер часто жаловался не нехватку денег, - рассказывает Рюбель. - Он был передовым зоологом, но хорошим менеджером он не был».

Новатора Хедигера сопровождало по жизни и еще одно противоречие - несовместимость его католической веры с научно доказанной теорией эволюции. Хотя последнюю он и признавал как факт, но никогда не мог принять, что такая красота как распущенный павлиний хвост могла бы появиться в результате серии проб и ошибок.

«Все мы должны жить с тем, что остается много необъяснимого», - говорит Рюбель, который видел Хедигера на закате его жизни в доме престарелых. «Там он страдал», - вспоминает Алекс Рюбель. Хедигер был созидателем, он был всегда в движении.

После Хедигера в течение 18 лет Цюрихским зоопарком руководил Эрнст Вайленманн (Ernst Weilenmann). С 1991 по 2020 годы судьбы крупнейшего зоопарка Швейцарии вершил Алекс Рюбель. Он понимает, что его предшественники оставили глубокий след. И он постарался от них не отстать. Он не только продолжал философию Хедигера, но и сделал зоопарк экономически рентабельным, что Хедигер считал невозможным.

В 2012 году «в знак признания его величайшего вклада в науку и образование в области охраны природы, животного мира и окружающей среды» Алекс Рюбель был награжден премией Хайни Хедигера (Heini-Hediger-Award) – самой высокой наградой в сфере зоопарков.

Наша экскурсия заканчивается около нового вольера для слонов. Он занимает площадь не меньше двух футбольных полей, в нем есть искусственная скальная стена с водопадом и озеро. С лета 2014 года здесь живет стадо слонов с двумя быками.

«Социальная группа как в дикой природе», - говорит Рюбель. Но вот его взгляд останавливается на огромном лугу, входящем в территорию зоопарка. Здесь он с удовольствием создал бы африканскую степь. «Если мы что-нибудь делаем, то делаем по-настоящему», - говорит Рюбель. Точно так же делал раньше и Хайни Хедигер.

Данный материал был впервые опубликован 26 августа 2018 г. на сайте швейцарского научно-популярного журнала Higgs.chВнешняя ссылка. SWI swissinfo.ch публикует его статьи в русском переводе в рамках партнерского сотрудничества с данным ресурсом. 

End of insertion

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.